Лузин Дмитрий
(аспирант ПГУ)

СЕВЕРНЫЙ МОРСКОЙ ПУТЬ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939-1941 гг.)

Судоходная коммуникация СССР в Арктике - Северный морской путь - начала интенсивно осваиваться после знаменитого сквозного перехода ледокольного парохода “Александр Сибиряков” в 1932 г. К началу Второй мировой войны уже был накоплен значительный опыт плавания транспортных судов в Арктике, началось строительство полярных портов Диксон, Дудинка, Тикси, Певек.

Накануне войны на побережье Карского моря, не считая дальних островов, работало 18 полярных станций, самыми крупными среди которых были: гидрометеорологическая полярная станция “Амдерма”, созданная в декабре 1933 г., гидрометеостанция “Белый Нос” (организованная в 1938 г.), полярная станция “Югорский Шар” (с 1914 г.), полярная станция Усть-Кара (первоначально называлась “Кара-Губа”), действовавшая с 1933 г. [1]. Эти комплексные научные базы занимались сбором геофизических сведений для обслуживания морских и воздушных транспортных операций и исследовательских работ. Непосредственного военного значения полярные станции не имели.

И хотя боевые действия на трассе Северного морского пути в начальный период войны (сентябрь 1939- май 1941) не велись, Арктика и СМП оказались вовлеченными в сферу интересов противоборствующих сторон. Достаточно вспомнить при этом проводку Северным морским путем на восток советскими ледоколами “Ленин”, “И.Сталин” и “Л.Каганович” германского рейдера “Комет” в августе 1940 г. В результате были нарушены коммуникации англичан на тихоокеанском ТВД; девять транспортов союзников были потоплены или захвачены. [2]. Известны и перевозки транспортных грузов в 1940 г. для советско-финской войны, пребывание нацистского военного судна в порту Полярный, а подводных лодок Кригсмарине - в Баренцевом море, удар нацистских военных кораблей, базировавшихся в Мурманске по портам Норвегии.

Нападение нацистской Германии на СССР и начало Великой Отече-ственной войны внесли существенные коррективы в использование Се-верного морского пути для экономических связей между западными и восточными районами страны и поставила ряд новых задач. Помимо существовавших в 30-е годы задач по снабжению арктических строек и полярных станций, вывоза различной продукции, возникла необхо-димость снабжения развернутых в Арктике гарнизонов и боевых кора-блей, а также появилась проблема доставки по Северному морскому пути грузов из США и Канады на советских судах. Важную роль Се-верный морской путь играл и для межтеатрового маневра ледоколов, так как летом они требовались в Арктике, а зимой - в Белом море и на Дальнем Востоке (в первую очередь, проливе Лаперуза).

В начале войны оборонительные мероприятия в Карском море были незначительны. На большинстве полярных станций были построены резервные приемно-передающие радиостанции на случай нападения врага и уничтожения штатной радиостанции. Эти станции строились силами местного населения из доступных для этих мест материалов, на некотором расстоянии от поселков полярных станций, в местах, скрытых от потенциального противника, нападение которого ожидалось с моря. На резервных станциях обычно создавались запасы продовольствия, одежды и топлива на случай, если ос новная станция будет уничтожена. [3].

В конце июля 1941 г., до начала активных действий германских ВМС на входе в Белое море, из Архангельска в Арктику успели выйти пять судов сквозного плавания: “Узбекистан”, “Кузнец Лесов”, “Клара Цеткин”, “Пинега” и “Двинолес”, Архангельского Арктического пароходства.

В течение первых шести месяцев войны вражеские военно-морские средства не проникали в Карское море. Основной причиной тому была уверенность немецкого военно-морского командования в успехе блицкрига - в течение нескольких недель захватить весь Север вплоть до Архангельска. Кроме того, гитлеровцы просто не успели развернуть свои военно-морские суда за короткую навигацию 1941 г. (Основным своим противником на море гитлеровское командование по-прежнему считало военно-морской флот Великобритании). Как бы то ни было, нацистские военные суда в начале войны действовали только в Баренцевом море, в Карском они появились лишь в 1942 г. Накануне навигации 1942 г. руководство Главсевморпути обратилось в ГКО со специальной запиской, в которой говорилось о том, что этот маршрут используется лишь на треть и что его следует шире задействовать как для каботажных, так и для международных перевозок. [4]. Записка подсказала руководству страны еще один маршрут ленд-лизовских грузов.

Летом 1942 г. по примеру первой военной навигации было решено направить на восток из Архангельска сквозным плаванием еще десять судов. К сожалению, полностью реализовать планы советскому руководству не удалось. На середину августа командование Кригсмарине спланировало первую крупную операцию в Карском море - “Вундерланд” - “Страна чудес”. Вслед за ней были организованы и более мелкие (Доппель-шлаг” - “Двойной удар”, “Распутин”, “Цар”, “Царен”, “Романов”, “Петр - Павел”, “Рюрик”)

Крейсер “Адмирал Шеер” и при поддержке активно действовавших в Карском море подводных лодок уничтожили несколько советских пароходов (ледокольный пароход “А.Сибиряков”, буксиры “Комилес” и “Комсомолец”), обстреляли порт Диксон и радиостанции на мысе Желания и мысе Ходовариха, заминировали западный вход в пролив Маточкин Шар), тем самым фактически прервали навигацию 1942 г.

С изменением характера военных действий менялись и приоритетные направления завоза грузов. Так, если в 1941 г. хлебные и другие продовольственные грузы для нужд Коми АССР и южных районов Ненецкого национального округа доставлялись морским путем с перевалкой в Нарьян-Маре, то во вторую военную навигацию грузы в указанные районы стали завозить по Печорской железной дороге до станции Кожва. В 1941 г. основным направлением перевозок было западное, а в 1942 г. - восточное. Не случайно в этом году советское руководство вновь обратилось к рассматривавшемся еще до войны проекту о создании порта в устье реки Индиги[5].

1943 г. Сквозные плавания в этом году проходили в еще более сложной военно-оперативной обстановке.

Основное противодействие судоходству в этом году оказывали германские подводные лодки, общее число в Карском море за навигацию достигало тринадцати. По крайней мере известно пребывание здесь: U-212, U-255, U-302, U-307, U-354, U-601, U-625, U-632, U-629, U-639, U-703, U-711 и U-960. Только в августе и сентябре действовало одновременно по 7 - 8 лодок. Такой концентрации подводных сил Германии против советского флота не было ни на Черном, ни на Балтийском морях. Подводные лодки выставили мины у пролива Югорский Шар, у Диксона, в устье Енисея, нападали на полярные станции, торпедировали и обстреливали суда и корабли. При этом пострадали и некоторые суда сквозного плавания.

С 20 июля по 10 августа для нарушения советского судоходства немецкими лодками было установлено в Печорском заливе несколько минных заграждений. Так, подлодка U-625 устанавливала мины в районе Югорского пролива, U-601 - Белухи, U-629 - на западном входе в Печорскую бухту и у Русского Заворота. Лодкой U-586 мины устанавливались восточнее Печорской бухты, лодками U-212 и U-636 - у острова Колгуев, U-639-й - в Печорском заливе. На этих минах подорвалось несколько речных судов. Операция “Вундерланд-2” - атака немцев на трассу Северного морского пути - была поручена лодочной группе “Викинг” (в составе U-302, U-354, U-711 а позже лодок U-255 и U-601) и продолжалась с июля по 3 ноября 1943 г.

Несмотря на мощное противодействие со стороны противника в августе удалось провести через Карское море два судна сквозного плавания: “Анадырь” и “Андре Марти”. Последний попутно доставил из Диксона и Дудинки в устье Хатанги группу спецпереселенцев для рыбной ловли.

[13]. Переходы проходили в сильный шторм. Оба судна в конце сентября благополучно прибыли во Владивосток.

Вместе с тем попытка по примеру предыдущей навигации провести в Архангельск из США суда с импортными грузами не удалась. С большим трудом в августе - сентябре из моря Лаптевых на Диксон были проведены пароходы “Аркос”, “Беломорканал” и “Игарка”, вышедшие из портов США с импортными грузами в середине июня. Дальше на запад транспортные суда в 1943 г. не смогли пройти из-за большой активности германских субмарин. Так, 27 июля лодка U-255 у восточного побережья Новой Земли расстреляла и потопила гидрографическое судно “Академик Шокальский”, 28 августа U-302 у островов Мона потопила транспорт “Диксон”. Несколько кораблей и судов подорвались на минах в проливе Юшар и Енисейском заливе.

Трагической оказалась судьба конвоя ВА-18, в составе которого следовали от пролива Вилькицкого на Диксон четыре крупных парохода из США с импортными грузами для Норильского горнообогатительного комбината. Это были пароходы “Архангельск”, “Моссовет”, “А.Андреев” и “С.Киров”. Эскортировали транспорты тихоходные угольные корабли: “Мурман” и четыре вооруженных траулера (ТЩ-31, ТЩ-40, ТЩ-42, ТЩ-63), не имевшие гидроакустических средств для обнаружения подводного противника. Во время нападения на конвой шести подводных лодок - группы “Викинг” - 30 сентября был потоплен транспорт “Архангельск”, а 1 октября - транспорт “С.Киров” и тральщик ТЩ-42. [15].

В связи с подводной угрозой состояние обороны судоходства в Арктике обсуждалось 10 октября 1943 г. на специальном заседании Государственного Комитета Обороны. ГКО решил усилить охрану конвоев за счет современных тральщиков и противолодочных самолетов “Каталина”, получаемых из США. Одновременно было принято решение не выводить в 1943 г. корабли из Арктики, оставив их на зимовку на Диксоне. В соответствии с этим решением пароходы сквозного плавания “Моссовет”, “А.Андреев”, “Игарка” вместе с еще двенадцатью судами были оставлены на Диксоне и завершили свое плавание лишь в конце июля 1944 г., перейдя в Архангельск в составе конвоя ДБ-1 еще до освобождения ото льда юго-восточной части Баренцева моря.

В летнюю навигацию 1943 г. ледовая обстановка на востоке оставалась неблагоприятной: грузы завозились в основном с запада - из Архангельска по Печорской и Новоземельской линиям. Немецкие ВМС предприняли в 1943 г. не удавшиеся полностью операции “Вундерланд-2” и “Катарина”, но, несмотря на активные действия в Баренцевом и Карском морях, не смогли прервать навигацию 1943 г.: полярные станции, порты и пункты ГУЛАГа были полностью обеспечены грузами.

1944 г. В ходе навигации сорок четвертого года, в период с середины августа по 24 октября, с запада на восток по всей трассе Северного морского пути прошли из Архангельска пароходы “Моссовет”, “Игарка”, “А.Андреев”, а в обратном направлении - пароходы “Революционер”, доставивший из США припасы для нефтяников Усть-Енисейской экспедиции, и “Кингисепп”.

Благодаря значительному усилению противолодочных сил БВФ в Карском море советскому командованию удалось предотвратить большие потери транспортных судов. Лишь в начале навигации погибли пароход “Марина Раскова” и два новейших тральщика - АМ-114 и АМ-118. Их атаковала подводная лодка U-365, впервые на этом ТВД применившая бесследные акустические торпеды.

Благодаря усилению обороны советскими военно-морскими силами западного сектора СМП летом 1944 г. объем перевозок, осуществляемых по трассе значительно возрос. Фактически в навигацию 1944 г. в полной мере удалось использовать Севморпуть как дополнительную линию перевозок.

1945 г. Летом сквозные плавания по Северному морскому пути совершили суда “Кубань”, “Владивосток”, “Аскольд” и “Псков” с импортными грузами из США. [17]. Летняя навигация 1945 г. началась уже после подписания Германией акта о капитуляции, однако в это время Севморпуть использовался для поставок на Дальний Восток, необходимых для войны с Японией.

Изложенные выше факты указывают на большое значение Севморпути как дополнительной линии перевозки грузов в годы Второй мировой войны.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ненецкий автономный округ. Справочный материал по документам Ненецкого окружного государственного архива, ведомственных архивов и личных воспоминаний авторов. Нарьян- Мар, 1998, С. 101-102.

2. Супрун М.Н. Ленд-лиз и северные конвои, 1941 - 1945. М.: Андреевский флаг. 1997. С. 7.

3. Минеев А.И. Из заметок военных лет. / “Летопись Севера”, т. IV, М., 1964.

4. Cупрун М.Н. Там же, С. 157.

5. Наливайко Г.Я. Изыскание порта в устье реки Индиги./”Летопись Севера”, т. IV, М., 1964, С. 79.