В.В. Дремлюг
Кандидат географических наук
Почетный полярник

ОБЕСПЕЧЕНИЕ МОРСКИХ ОПЕРАЦИЙ В АРКТИКЕ (1941 - 1945 гг.)

 

В период Великой Отечественной войны большую роль в обеспечении морских операций в Арктике сыграло Главное Управление Северного Морского пути, начальником которого был известный полярник, дважды герой Советского Союза И. Д. Папанин.

В первые дни войны Главсевморпути было дано указание Правительства о перестройке работы с учетом возможных военных операций в Арктике.

Война изменила довоенную практику проведения навигации в Арктических морях. В Баренцевом и Карском морях осуществлялись проводки по двум направлениям. Внешние, по которым проходило плавание союзных конвоев из США и Англии через северную Атлантику и Баренцево море в порты Мурманск и Архангельск, а также внутренние, обеспечивающее доставку грузов в порты и населенные пункты на побережье и островах арктических морей.

Руководство Главсевморпути приняло решение, что в сложившихся условиях основными задачами являются: 1) обеспечение нормальной работы важнейших арктических портов: Мурманска, Архангельска, Диксона - в западном районе Арктики и Тикси, Проведение — в восточном секторе Арктики.

2) Осуществление ледокольной проводки судов по трассе Северного морского пути, а также союзных конвоев в зимнее время в Белое море.

3) Усиление оперативной информации о погодных и ледовых условий в арктических морях для военного и транспортного флотов.

15 октября 1941 года И. Д. Папанин был назначен уполномоченным Государственного Комитета Обороны, с оставлением в должности начальника Главсевморпути. Ему была поручена организация по приемке и быстрой разгрузке, прибывающих в порты Мурманск и Архангельск союзных конвоев. Был создан специальный штаб Уполномоченного ГКО. Начальником штаба был назначен полярный капитан Герой Советского Союза К. С. Бадигин.

Огромной заслугой штаба явилось переоборудование запущенного Архангельского порта. Была осуществлена реконструкция всех районов порта - построены новые причалы, увеличены глубины для подхода судов с осадкой до 24 футов, проведены новые железнодорожные пути.

Уполномоченному ГКО И. Д. Папанину иногда приходилось принимать совершенно неординарные решения. В Архангельске находился крупный глубоководный портовый район Экономия, который с окончанием водной переправы через Северную Двину, в зимнее время, был оторван от основного порта, города и железной дороги. В ноябре 1941 г., после консультации с одним из крупнейших специалистов по льдам, капитаном I ранга Н. Н. Зубовым, для связи с основной железнодорожной магистралью от Экономии была проложена уникальная рельсовая ветка по хрупкому льду Северной Двины.

В начале 1942 г. невиданно быстрыми темпами в Двинской губе был построен глубоководный порт Северодвинск, в который союзные конвои шли не заходя в сложное устье Северной Двины.

Все эти мероприятия позволили уже в 1941 г. принять в Архангельске семь союзных конвоев в составе 53 транспортов.

Напомним, что конвои направляющиеся в СССР именовались PQ, а следовавшие обратно QP. Этот код возник совершенно случайно. В оперативном управлении английского адмиралтейства, ведавшего в то время планированием конвойных операций на севере России, был офицер Р. Q. Edwarde. Его инициалами кто-то предложил именовать конвои. В конце 1942 года литерация изменилась: конвои следовавшие в северные порты России получили литер JW, а следовавшие обратно RA.

Первый конвой PQ-0 "Дервиш" из 6 судов пришел в Архангельск 31 августа, a PQ-1 12 октября 1944 г. За две недели до этого из Архангельска ушли в Англию и США суда конвоя PQ-1, груженые экспортными пиломатериалами. Летом 1941 г. по согласованию с наркомом Военно-Морского флота адмиралом Н. Г. Кузнецовым руководство Главсевморпути договорилось о вооружении линейных ледоколов "Ленин" и "И. Сталин".

Были приняты меры для установки артиллерийских орудий на наиболее важных участках Западного района Арктики - на северной оконечности Новой Земли - мысе Желания и острове Диксон.

Из части ледокольных и гидрографических судов Главсевморпути и траулеров рыбной промышленности был сформирован северный отряд Беломорской Военной флотилии, наиболее крупными и хорошо вооруженными кораблями Северного отряда БВФ были: ледорез "Литке" (СКР-18) и ледокольный пароход "Дежнев" (СКР-19), сторожевыми кораблями стали гидрографические шхуны ГУСМП - "Циркуль", "Полярник" и "Папанин".

В октябре 1941 г. приказом народного комиссара Военно-морского флота Н.Г. Кузнецова и начальника Главсевморпути И. Д. Папанина было создано управление беломорскими ледовыми операциями (УБЛО), с постоянным пребыванием в Архангельске и в оперативном подчинении Военному Совету БВФ.

Возглавлял УБЛО известный ледовый капитан. Герой Советского Союза М.П. Белоусов.

Управление располагало ледоколами "И. Сталин", "Ленин", ледокольными пароходами "А. Сибиряков", "Георгий Седов", "Садко". Позднее ледокольный отряд пополнился мощными ледоколами: "Красин", "А. Микоян", "Л. Каганович", "Северный Ветер".

Все суда были частично укомплектованы военными командами и вооружением. Характер деятельности ледоколов определялся сезонностью плавания в Арктике. В летнею навигацию они выходили на трассу Северного морского пути, для проводки караванов судов, осенью возвращались в Белое море, где занимались проводкой союзных конвоев.

22 ноября 1941 г. ледокол "Ленин" привел к причалам Архангельска семь иностранных транспортов конвоя PQ-3 и восемь судов (из них пять советских) конвоя PQ-4.

В конце ноября в начале декабря 1941 г. из Архангельска через льды Белого моря, ледоколы вывели 22 транспорта конвоев QP-3 и QP-4. Все суда были загружены экспортными грузами, которые направлялись союзным странам. 23 декабря ледокол "И. Сталин" провел в Северодвинск суда конвоя PQ-6.

В связи с суровой зимой 1941/42 гг. Правительство приняло решение часть судов из конвоев направить в незамерзающий порт Мурманск. Для принятия экстренных мер по нормальной работе порта в Мурманск выехал уполномоченный Государственного Комитета Обороны И. Д. Папанин. Со свойственной ему энергией и требовательностью, он сумел наладить работу порта, несмотря на разрушительные бомбардировки немецкой авиации. Первый конвой PQ-8 пришел в Мурманск 11 января 1942 г. в составе 9 транспортов, в том числе два танкера с 3 тысячами тонн высококачественного бензина для нужд Советской армии.

В эти дни немецкие летчики ежедневно бомбили Торговый порт. Руководитель британской миссии Военно-Транспортных перевозок Маккормик предложил И. Д. Папанину во избежание взрыва танкеров и разрушения части порта отправить суда обратно с кораблями военного эскорта. Однако на оперативном совещании у И. Д. Папанина было принято другое решение. Танкера в глубокой тайне, отвели в далеко отстоящий от основных причалов Лесной порт и быстро разгрузили в железнодорожные цистерны бензин, так необходимый фронту.

Вслед за конвоем PQ-8 в Мурманск с 20 января по 30 мая 1942 года пришли суда еще 8 союзных конвоев в составе 105 транспортных судов. Зимой 1942/43 гг. в этот порт доставили грузы 5 союзных конвоев, в количестве 53 транспортов, в зимнее время 1943/44 гг. 4 союзных конвоя из 54 судов. Зимой 1945 г. в Мурманск доставили грузы 5 союзных конвоев в составе 62 судов. Весной 1945 г. Мурманский порт принял 4 конвоя из 96 судов.

За весь период Великой Отечественной войны порт принял и обработал 379 пароходов, на которых было доставлено 322, 9 тыс. тонн различного вооружения и боевой техники. Все эти годы работа Мурманского порта проходила под неослабным наблюдением уполномоченного ГКО И. Д. Папанина и его штаба.

Не менее интенсивно проходили проводки конвоев через льды Белого моря в 1942 г. и последующие зимы.

Пополнил ледокольный флот ледокол "Красин", который в апреле 1942 г. пришел в составе конвоя PQ-15 в Мурманск. Летом он работал на трасс Севморпути, зимой 1942/43 гг. принимал участие в проводке через льды союзных конвоев. В ноябре 1942 г. ледокол "А. Микоян" завершил свой уникальный переход из Черного моря через Суэцкий канал. Индийский, Тихий океаны, а затем Северным морским путем в Архангельск. Он сразу же включился в проводку судов союзных конвоев через льды Белого моря. Зимой 1942/43 гг. ледоколы "И. Сталин", "Ленин", "Красин", "А. Микоян", "Л. Каганович" провели в порты Архангельск и Северодвинск 4 конвоя из 36 судов.

Проводку судов осложняли ожесточенные налеты немецкой авиации. В середине января 1942 г. ледокол "И. Сталин" в ожидании очередного конвоя у кромки льдов в Белом море подвергся атаке вражеского бомбардировщика. В результате бомбежки были повреждены котлы в машинном отделении и ледокол в течении месяца проходил ремонт в Северодвинске. 28 февраля 1943 г. ледокол "Л. Каганович" вел в Северодвинск 7 транспортов конвоя JW52 и подвергся ожесточенной атаке 6 немецких бомбардировщиков. Ледокол и транспортные суда интенсивным огнем орудий и пулеметов отбили атаку немецких самолетов.

Основная тяжесть по проводке союзных конвоев во льдах выпала на долю линейного ледокола "Ленин". Из-за сравнительно небольшой осадки он имел возможность работы на всех фарватерах Северной Двины. За годы войны он прошел во льдах 22 тыс. миль. Ледокол участвовал в проводке 778 транспортов, в том числе 343 союзных.

За образцовую работу по проводке судов в тяжелых условиях в период Великой Отечественной войны ледокол был награжден орденом Ленина. 59 членов экипажа удостоились правительственных наград.

Однако следует напомнить, что после разгрома конвоя PQ-17 в июле 1942 года следующий конвой PQ-18 пришел в Архангельск только в сентябре 1942 г. В 1943 г. за 8 месяцев в порты Мурманск и Архангельск не пришло ни одного союзного конвоя из США и Англии.

Поэтому по распоряжению Советского Правительства в июле 1943 г. И. Д. Папанин был направлен для руководства арктической навигацией в восточном района Арктики. Это обстоятельство было связано с увеличением количества иностранных и советских судов, доставляющих военные и хозяйственные грузы из США в порты Владивосток, Петропавловск на Камчатке, Провидение и дальше по Северному морскому пути на запад.

Только к осени 1943 года в Петропавловске-на-Камчатке скопилось 45 судов с грузами необходимыми фронту и тылу.

И. Д. Папанин со свойственной ему энергией, успел побывать во многих Арктических портах от бухты Провидения до бухты Нордвик. Вместе со штабом проводки Восточного района уточнил ледовые условия в этом районе Арктики.

В связи с тяжелой ледовой обстановкой в Восточном секторе Арктики и прогнозом о сложных ледовых условиях зимой 1943/44 гг. в проливах Курильских островов по распоряжению И. Д. Папанина из Архангельска на Дальний Восток были направлены Северным морским путем ледоколы "Красин", "А. Микоян" и "Л. Каганович". Часть судов, пребывающих из США была из портов Провидение и Петропавловск-на-Камчатке направлена во Владивосток, а ряд судов Северным морским путем в Архангельск.

Доставка грузов из портов США через Тихий океан в дальневосточные советские порты, также имела свои трудности. Известно, что с начала Великой Отечественной войны японцы, как союзники фашистской Германии, всячески препятствовали судоходству советских судов. Они запретили проход через самый удобный в навигационном отношении пролив Лаперуза, останавливали и заводили в японские порты для досмотра транспорты, следующие с грузами из США.

Помимо этого они установили мины на основных путях судов, а в ряде случаев бомбили и торпедировали суда. 27 июля 1941 года в Японском море подорвался на мине пароход "Казак Поярков". В конце апреля 1942 г. в Восточно-Китайском море подводной лодкой был торпедирован и затонул пароход "Ангарстрой". 16 февраля 1943 г. в Тихом океане к югу от Японии торпедирован пароход "Кола", а 17 февраля в этом же районе пароход "Ильмень". В начале марта 1944 г. в южной части Охотского моря подводная лодка потопила пароход "Белоруссия", 22 апреля к югу от полуострова Аляска торпедирован пароход "Павел Виноградов", а 6 июля 1944 г. у западного берега полуострова Камчатка та же участь постигла пароход "Обь". Последней жертвой стал пароход "Трансбалт", потопленный подлодкой 13 июля 1945 г. в 50 милях западнее пролива Лаперуза. Кроме того, из-за тяжелых погодных условий потерпели аварии и затонули пароход "Турксиб" 20 апреля 1942 г. у Алеутских островов, пароход "Узбекистан" 1 апреля 1943 г. у северо-западных берегов США, а 4 июля пароход "Херсон" у юго-восточного побережья Камчатки. В 1944 г. 12 декабря у берегов Камчатки затонул пароход "Тымлот".

В январе 1944 г. И. Д. Папанин возвращается для руководства по приемке конвоев в порты Мурманск, Архангельск, Северодвинск.

Только с помощью ледоколов в Архангельск и Северодвинск зимой 1944 г. были проведены 248 транспортов и выведена в Атлантику 258 судов. За первую половину 1945 г. ледоколы обеспечили проводку через льды Белого моря 5 конвоев в составе 71 судна. Всего за 1941 - 45 гг. Архангельский и Северодвинский порты приняли и обработали 342 судна.

Одновременно с обеспечением проводки союзных конвоев не прекращались в военное время транспортные перевозки по всей трассе Северного Морского пути. Обширная трасса Севморпути была поделена на два основных района: Западный и Восточный. В Западный район входили моря Баренцево, Карское и Лаптевых. В Восточный: Восточно-Сибирское, Чукотское и Берингово. В каждом районе имелся штаб морских операций, которые возглавляли известные полярные капитаны - М. П. Белоусов, А. П. Мелехов. В распоряжении штабов была вся научно-оперативная, авиационная и радиослужба в Арктике.

В каждом районе существовали синоптические бюро: западное - на Диксоне, восточное - на мысе Шмидта. Они обобщали метеоданные, поступающие с полярных станций и сообщали в штабы морских операций прогнозы погоды и ледовые условия.

Усилилось и обслуживание морских операций самолетами полярной авиации: за два месяца до начала навигации самолеты проводили стратегическую ледовую разведку, на основании которой ученые Арктического института составляли долгосрочный ледово-синоптический прогноз на лето, а в период навигации ледовые условия уточнялись с помощью оперативной воздушной разведки.

Немаловажную роль в обеспечении навигации в Арктике в период Великой Отечественной войны сыграл гидрографический флот Главморпути, суда которого участвовали в работе специальной службы Ледового Патруля, а так же продолжали в тяжелых условиях военного времени гидрографические исследования для создания новых навигационных пособий и выполнения лоцмейстерских работ на трассе Севморпути.

Небольшие мотопарусные гидрографические суда совершали плавания в районах основных массивов полярных льдов. Они изучали положение и структуру льдов и его перемещение. Одновременно эти суда несколько раз в сутки вели наблюдения за погодой в районе плавания все эти данные оперативно передавались в штабы проводок, которые использовали такую информацию для выбора пути судов, следующих по трассе Северного Морского пути.

В навигацию 1941 г. обследование льдов в юго-западной части Баренцева моря и на подходе к Новоземельеким проливам, а также в Карском море с мая по октябрь осуществляло гидрографическое судно "Академик Шокальский" (Ледовый патруль №16).

Летом 1942 г. изучением положения льдов у западных берегов Новой Земли и в Карском море осуществляло гидрографическое судно "Мурманец" (Ледовый патруль №18).

Уже в начале рейса в июле месяце этому судну пришлось вместо проведения гидрографических и гидрометеорологических исследований заниматься спасением моряков из конвоя PQ-17. В районе Белужьей губы были спасены более 140 человек с 5 потопленных немецкими подлодками и самолетами, английских и американских судов.

Во время плавания у берегов Новой Земли "Мурманец" принял участие в отражении нападения немецкой подводной лодки U-601 на полярную станцию Малые Кармакулы. Дважды судно избегало встречи с немецкими подводными лодками: 19 августа у мыса Желания с подлодкой U-255 и U-251 у острова Уединения в сентябре.

В 1942 г. еще одно гидрографическое судно "Папанин", после установки вооружения вышло из Архангельска для проведения гидрографических исследований в Карском море. Однако и этому судну пришлось прервать работу, так как было получено распоряжение штаба морских операций о поисках экипажа потопленного немецким рейдером ледокольного парохода "А. Сибиряков", а также пропавшего самолета ледовой разведки летчика Черепкова. К сожалению поиски, продолжавшиеся около 20 дней, ни к чему не привели.

В навигацию 1943 г. г/с "Мурманец" (Ледовый патруль №20) обследовал ледопроходимоеть Новоземельских проливов, а также кромку льдов в Карском море. Однако вскоре было получено распоряжение контр-адмирала И. Д. Папанина о несении дозорной службы в районе пролива Вилькицкого, где ожидалось появление немецких подводных лодок и надводных кораблей. Во время несения службы "Мурманец" подвергся обстрелу немецкого самолета, но благодаря умелым маневрам капитана П. И. Котцова получил лишь незначительные повреждения.

В эту же навигацию трагически сложилась судьба гидрографического судна "Академик Шокальский". Оно вышло с Диксона в конце июля и направилось к восточному берегу Новой Земли. В районе мыса Спорый Наволок всплыла немецкая подводная лодка U-255 и артиллерийским огнем подожгла, а затем потопила судно. Часть оставшихся в живых членов экипажа перебрались на льдины. Подводная лодка подошла к льдине и продолжала расстреливать находившихся на ней людей. С трудом, оставшиеся в живых моряки, перебрались на пустынный берег, с которого их сняло гидрографическое судно "Полярник". Всего погибло из команды "Академика Шокальского" 11 человек.

В августе 1944 г. гидрографическое судно "Норд" в Карском море занималось лоцмейстерскими работами по обеспечения маяков. У острова Белуха судно было обнаружено немецкой подводной лодкой U-557, подверглось артобстрелу и затонуло. Погибло 18 человек, 2-х взяли в плен.

Уже упоминалось о том, что значительная часть грузов по ленд-лизу доставлялась из США через Тихий океан в порты Провидение, Петропавловск-на-Камчатке, и на запад по трассе Севморпути.

Кроме того, в навигацию 1944 г. и особенно 1945 г. в районы портов Петропавловск-на-Камчатке, Анадырь, Провидение стали поступать советские суда, доставлявшие личный состав и военные грузы армии маршала Р.Я. Малиновского. Шла интенсивная подготовка к боевым действиям с империалистической Японией.

Транспортные суда, шедшие из США и обратно во избежание столкновения с японскими подводными лодками, старались пересекать Тихий океан возможно севернее - Беринговым морем, а иногда и Чукотским морем. Одновременно в 1943/45 гг. значительно увеличилось число советских судов, следовавших вдоль берегов Камчатки и Чукотского полуострова.

Для обеспечения ледовой проводки судов в Беринговом, Чукотском и Восточно-сибирском морях действовали Ледовые Патрули. В навигации 1943 и 1944 гг. ледовые условия в этих морях обследовало гидрографическое судно "Смольный" (Ледовый Патруль № 19). В Беринговом море такие же работы в 1943 и 1945 гг. выполняло гидрографическое судно "Ост" (Ледовый Патруль № 21).

Как же проходили морские навигации на трассе Северного морского пути в 1941 -1945 гг.

Летом 1941 г. с помощью ледореза "Ф. Литке", ледокольных пароходов "А. Сибиряков", "Г. Седов" осуществлялись поставки хозяйственных грузов в арктические порты и полярные станции Западного района Арктики.

Ледовую проводку судов осуществляли ледоколы "Ленин", "И. Сталин", "Л. Каганович".

В конце июля 1941 г. вышли в сквозное плавание по трассе Севморпути 5 судов Архангельского морского пароходства. В начале октября все суда прибыли в бухту Провидения, а оттуда ушли в американские порты западного побережья США - Сиэтл и Сан-Франциско за грузами по ленд-лизу. Проводку судов через льды обеспечивал каравану ледокол "Красин".

Навигация 1942 г. в Арктике проходила в сложных условиях. К лету 1942 года немецкое командование разработало специальную операцию "Вундерланд", которая преследовала цель - действиями надводных кораблей и подлодок нарушить навигацию на трассе Севморпути.

Начало навигации, тем не менее, прошло успешно. Из Архангельска на Восток были направлены 9 транспортных судов, под проводкой ледоколов "Красин" и "Ленин". Они благополучно преодолели льды Карского моря и через пролив Вилькицкого вышли в море Лаптевых.

Но дальше они не смогли пройти сквозь тяжелые льды и были возвращены в Карское море и оттуда через Маточкин Шар в октябре - ноябре поодиночке ушли через Северную Атлантику в Англию и США.

В конце июля 1942 г. немецкие подводные лодки проникли к берегам Новой Земли и в Карское море. 1 августа был потоплен пароход "Крестьянин" у берегов Новой Земли. В Югорском Шаре 17 августа с помощью артобстрела, немецкая подводная лодка U-409 уничтожила два невооруженных буксира "Норд" и "Комсомолец", вмести с буксируемыми баржами, на которых находилось около сотни пассажиров, в том числе женщины и дети.

24 августа немецкая подводная лодка U-601 торпедировала пароход "Куйбышев" в районе острова Белый на пути к Диксону.

19 августа в Карское море прошел немецкий рейдер "Адмирал Шеер". Его разведывательный самолет обнаружил караван из девяти советских транспортных судов и ледоколов "Ленин" и "Красин", который вышел из Диксона направляясь в Архангельск.

Но в это время нашел густой туман и суда рейдер не обнаружил. При второй попытке атаковать караван рейдер встретил сплоченные льды и был вынужден следовать на юг к архипелагу Норденшельда где недалеко от острова Белуха он 25 августа после недолгого боя, потопил ледокольный пароход "А. Сибиряков" и затем сделал попытку разгромить порт Диксон.

Немецкие подводные лодки пытались нарушить транспортные операции путем уничтожения полярных станций, которые выдавали штабам морской проводки информацию о ледовой обстановке и погодных условиях на важнейших участках Западного сектора Арктики.

16 июля немецкая подводная лодка U-601 сожгла полярную станцию Малые Кармакулы, а также гидросамолет ледовой разведки, 23 августа была обстреляна полярная станция на мысе Желания (подлодка U-255), а 6 сентября на острове Уединения (подлодка U-251).

Для усиления борьбы с немецкими подводными лодками, в Западном секторе Арктики, летом 1942 г. было принято решение Советского правительства о направлении с Дальнего Востока отряда военных кораблей.

Для этого Главсевморпути было поручено осуществить "экспедицию особого назначения" "ЭОН-18" Начальником экспедиции был назначен один из руководителей морского управления Главсевморпути А. В. Остальцев, а ледокольную проводку поручили опытному полярнику капитану М.П. Белоусову.

В состав экспедиции "ЭОН-18" входил лидер "Баку", эскадренные миноносцы "Разъяренный" и "Разумный", вспомогательное судно "Волга".

16 августа экспедиция вышла из бухты Провидения. Под проводкой ледоколов "Красин", "И. Сталин" и "А. Микоян" корабли были успешно проведены Северным морским путем. 14 октября они вошли в Кольский залив и вступили в состав Северного флота. Следует упомянуть, что в составе этого же каравана прошли из Провидения в Архангельск и другие арктические порты 6 транспортных судов, следовавших из американских портов Сан-Франциско и Сиэтл с импортными грузами.

Навигация 1943 г. в Западном секторе Арктики проходила в еще более суровых условиях. Основное противодействие советским боевым кораблям и транспортным судам оказывали только в Карском море 13 немецких подводных лодок. Они выставили мины у пролива Югорский Шар, у Диксона в устье Енисея, торпедировали суда и корабли, обстреливали полярные станции.

В тяжелых ледовых условиях в августе из моря Лаптевых, в Карское ледоколы "И. Сталин" и ледорез "Ф. Литке" провели три судна, доставившие грузы из портов США. Для охраны судов в Карское море были направлены минный заградитель "Мурман", СКР-19 ("С. Дежнев") и три тральщика. В начале сентября конвой ВА-8 прибыл на Диксон, но дальше транспортные суда не пошли из-за большой активности немецких подводных лодок.

Тяжелый удар нанесли немцы конвою ВА-18 (пролив Вилькицкого - Архангельск), который шел из пролива Вилькицкого к Диксону. Четыре крупнотонных парохода следовали из США с импортными грузами. Их экскортировали "Мурман" и четыре тральщика. 1 октябре были торпедированы пароходы "Архангельск" и "С. Кирова и тральщик ТЩ-42. В это же время были потоплены в Карском море пароходы "Диксон" и "Тбилиси", подводной лодкой U-302, совершавшие одиночное плавание.

В связи с такой сложной военной обстановкой было решено 15 транспортных судов оставить на зимовку в порту Диксон. Ледоколы "И. Сталин" и ледорез "Ф. Литке" направили под охраной военных кораблей в Архангельск, где они были необходимы для ледовой проводки судов в Белом море зимой 1943/44 гг.

Был создан конвой АБ-55 (Арктика - Белое море) В его состав кроме ледоколов вошли миноносцы "В. Куйбышев", "Разумный", "Разъяренный". Конвой АБ-55 отбивая атаки немецких подводных лодок, благополучно довел ледоколы 17 ноября до горла Белого моря.

В эту же навигацию немецкие подводные лодки продолжали пиратские действия против полярных станций. Подводной немецкой лодкой U-957 была 25 сентября обстреляна и сожжена полярная станция на о. Правды у берегов Таймырского полуострова.

Через несколько дней такая же участь постигла и полярную станцию в заливе Благополучия на восточном побережья Новой Земли.

В навигацию 1944 г. в Западном секторе Арктики удалось обеспечить более безопасное плавание судов благодаря усилению противолодочных сил БВФ.

Так в конце июля 1944 г. из Диксона в Архангельск прошел конвой ДБ-1 (Диксон - Белое море) из 15 транспортных судов, оставленных на зимовку в порту Диксона с навигации 1943 г. Обеспечивали безопасность конвоя корабли БВФ.

С Запада на Восток в навигацию 1944 г. по всей трассе Севморпути прошли из Архангельска под проводкой ледореза "Ф. Литке" суда "Моссовет", "Игарка", "А. Андреев" и в обратном направлении с Востока "Революционер" и "Кингисепп" с грузами ленд-лиза в сопровождении ледокола "Северный Ветер".

Однако и навигация 1944 г. не обошлась без тяжелой морской трагедии конвоя БД-5 (Белое море-Диксон) в составе транспортного судна "Марина Раскова" и трех кораблей эскорта тральщиков Т-114, Т-116, Т-118. Пароход "Марина Раскова" должен был доставить груз и пассажиров на остров Диксон и в другие пункты западной Арктики. Помимо груза на судне разместились триста пятьдесят четыре пассажира и среди них сто шестнадцать женщин и более 20 детей.

8 августа 1944 г. конвой вышел из Северодвинска, 10 августа подошли к западному входу в пролив Югорский Шар. В это время у острова Диксона были обнаружены немецкие подводные лодки, о чем 11 августа был оповещен штабом морских операций эскорт конвоя БД-5.

Несмотря на принятые меры по обеспечению плавания "Марины Расковой" около полудня 12 августа судно было торпедировано немецкой подводной лодкой И-365. Тральщики конвоя устремились к судну для оказания помощи. Но через некоторое время были торпедированы и потоплены конвойные корабли Т-118 и Т-114.

На помощь разгромленному конвою были направлены гидросамолеты, тральщики и морские охотники. Однако штормовая погода затруднила поиски и спасение людей.

Всего из команды и пассажиров "Марины Расковой" было спасено сто сорок пять человек. Только на тральщике Т-114 погибли сто сорок четыре человека, в том числе сто тридцать пять женщин и детей, переправленных с "Марины Расковой". На "Марине Расковой" и двух погибших тральщиках было 618 человек. Моряки и летчики спасли 256 человек. 362 пассажира, члены экипажей "Марины Расковой" и двух тральщиков стали жертвами немецких подводных пиратов.

Арктическая навигация 1945 г. проходила в Западном секторе Арктики уже в мирных условиях после окончания Великой Отечественной войны. Сквозные плавания по Северному морскому пути с Востока на Запад совершили суда "Кубань", "Владивосток", "Аскольд" и "Псков" с импортными грузами из США.

Известно, что за 1941/45 гг. из стран союзников было доставлено морским путем 17,5 млн. тонн военных и хозяйственных грузов. Объем их в конвоях "на Север России" составил 22,7%, в конвоях через Тихий океан 47,1%, по трассе Севморпути 2,5%.

В успешном обеспечении этих морских операций немалая заслуга принадлежала коллективу Главсевморпути. Была обеспечена интенсивная, бесперебойная работа важнейших арктических портов по приемке и обработке грузов, поступавших из союзных стран по ленд-лизу, ледовые проводки союзных конвоев в Белое море и транспортов по трассе Севморпути.

Роль Главного Управления Северного морского пути в обеспечении морских операций в арктических морях была высоко оценена Советским правительством. За годы Великой Отечественной войны около трех тысяч работников Главсевморпути были награждены орденами и медалями.

История давно минувших дней
о Ледовом Патруле

В.В. Дремлюг
Почетный полярник

В июне 1942 года по распоряжению члена Государственного комитета обороны, начальника Главсевморпути И.Д. Папанина, в Архангельск направили научно-оперативную группу сотрудников Арктического института для участия в работах Ледового Патруля. В состав группы входили: начальник Ледового Патруля А.П. Шумский, научный руководитель В.С. Назаров, гидрограф Б.Л. Лейкин, океанолог Н.В. Субботин и автор этих воспоминаний - навигатор В.В. Дремлюг, молодой выпускник Гидрографического института Главсевморпути. Ледовому Патрулю предстояло выполнить комплекс работ, связанных с обеспечением боевых и транспортных операций в Баренцевом и Карском морях.

Для выполнения задания выделили гидрографическое судно "Мурманец" водоизмещением 200 т, с двигателем типа "Болиндер" в 160 л.с. Во время плавания он доставлял нам много хлопот, так как для его запуска требовался подогрев цилиндров в течение получаса, а в экстремальных условиях времени на это не хватало. На судне установили два крупнокалиберных пулемета, кроме этого команда имела на вооружении карабины.

Капитаном судна назначили одного из опытнейших полярных судоводителей П.И. Котцова. Перед выходом в море его ознакомили с оперативной обстановкой в районе плавания, но участники Ледового Патруля, по условиям военного времени, узнали о ней только во время плавания. А как потом выяснилось, обстановка была весьма сложной.

В Баренцевом и Карском морях осуществлялись транспортные перевозки по двум направлениям: внутренние, обеспечивающие доставку грузов по трассе Северного морского пути, и внешние, по которым проходило плавание союзных конвоев из США и Великобритании. Они доставляли в полярные порты Мурманск и Архангельск вооружение, промышленное оборудование, продовольствие. Путь конвоев пролегал через северную часть Атлантического океана, Норвежское море к северу от островов Ян-Майен и Медвежий. В Баренцевом море на 38 меридиане они поворачивали к югу и следовали параллельно Новой Земле в Мурманск или Архангельск.

Крупные силы флота и авиации фашисткой Германии, сосредоточенные в Северной Норвегии, всячески старались сорвать продвижение конвоев на всем пути их следования. Для охраны караванов транспортных судов осуществлялось конвоирование их боевыми кораблями союзников. Советские морские и авиационные силы Северного флота обеспечивали охрану коммуникаций между 20 меридианом восточной долготы, портами Мурманск и Архангельск. Летом 1942 года немцы активизировали свои действия не только на путях союзных конвоев. Их подводные лодки рыскали в юго-восточной части Баренцева моря, у побережья Новой Земли и в Карском море, в чем мы вскоре после выхода в море убедились сами.

Итак, 2 июля 1942 года "Мурманец" вышел в рейс из Архангельска. Жизнь на судне шла своим чередом, распределили вахты. Мне досталась "собачья" – с 0 до 4 и с 12 до 16 часов. Через несколько суток мы повстречали грузно сидящий на воде танкер "Донбасс". С него нам сообщили, что он следовал в составе конвоя PQ-17, который подвергся нападению немецких подводных лодок и торпедоносцев. Хотя танкер имел значительные повреждения, он отказался от помощи и проследовал в Архангельск. Позднее стало известно, что его экипаж отбил 13 атак немецких самолетов и подводной лодки, сбил 2 вражеских самолета и еще, в этой тяжелейшей обстановке, подобрал 51 моряка с потопленного американского транспорта. "Мурманец" продолжал плавание к Новой Земле.

13 июля около полудня в районе Гусиной Земли мы заметили группу людей. Они подавали сигналы задымленным костром, размахивали флагом и производили редкие выстрелы из ракетницы. По приказу капитана П.И. Котцова спустили шлюпку, чтобы следовать к берегу. Так как тех, кто находился на берегу, не знали, команду шлюпки вооружили карабинами, а с судна навели на группу людей два пулемета.

Запросили на русском языке через мегафон: кто находится на берегу - ответа не последовало. Повторили вопрос на английском языке, и тогда с берега ответили, что там находятся 12 человек из команды американского судна "Алапана", торпедированного немецкой подлодкой в 15 милях от берегов Новой Земли. Взяв команду на борт, отправились в губу Белушью, где находились еще несколько человек из команды другого потопленного американского судна. Из рассказа американских моряков выяснилось, что их суда следовали в составе конвоя PQ-17, который подвергся жестокому налету немецкой авиации и одновременно нападению немецких подводных лодок.

Сообщили о случившемся в штаб Северного Флота и руководству Главсевморпути. Было получено распоряжение зам. начальника Главсевморпути Героя Советского Союза И.П. Мазурука заниматься операциями по спасению экипажей судов конвоя PQ-17 в районе Малых Кармакул. Положение в этом районе было очень тяжелое. Приходилось подбирать людей не только с плотов и шлюпок, но и непосредственно из воды. К сожалению, большинство моряков были сильно обморожены, так как температура воды не превышала 3 – 5 градусов. Те, кто плавали в нагрудниках, почти все были мертвы. В море плавали обломки судов, шлюпок и плотов, поверхность моря была покрыта горящими пятнами нефти - все это затрудняло спасательные работы.

Всего на борт "Мурманца" с 13 по 17 июля подняли более 100 человек. Помимо экипажа "Алапаны" были спасены моряки с судов "Альков Рейнджер", "Вашингтон", "Хаталбьюри", "Паулус Поттер". На судне были забиты все каюты, матросский кубрик, кают-компания, столовая команды и даже штурманская и радиорубки. На камбузе едва успевали в огромных суповых котлах кипятить чай и кофе. Врача на борту не было, и первую медицинскую помощь оказывали участники научно-оперативной группы и члены судовой команды. Все спасенные моряки были затем пересажены на английское судно "Эмпаер Таид", укрывшееся в одной из бухт Новой Земли. При этом команде "Мурманца" пришлось проявить большую настойчивость, чтобы убедить капитана английского судна доставить спасенных моряков в Архангельск.

Хорошо помню свою ночную вахту 16 июля 1942 года. "Мурманец" стоял на якоре в заливе Малые Кармакулы на западном побережье Новой Земли. Здесь же на рейде находились два гидросамолета ледовой разведки.

Около двух часов ночи, когда мы со вторым помощником капитана находились в штурманской рубке, раздались частые орудийные выстрелы. Выскочили на мостик и увидели сквозь туман подводную лодку, которая обстреливала гидросамолеты и здание полярной станции. Объявили тревогу и дали сигнал в машинное отделение готовить двигатель к пуску. Вот тут-то и помянули его недобрым словом - из машины сообщили, что для этого требуется не менее 20 минут. Быстро оценил создавшуюся обстановку появившейся на мостике капитан П.И. Котцов. Он отдал приказ начать обстрел из пулеметов артиллеристов, суетившихся у орудия на палубе немецкой подлодки. Несколько удачных очередей из наших крупнокалиберных пулеметов заставили подлодку погрузиться и покинуть Малые Кармакулы. Позже из архивных документов стало известно, что это была немецкая субмарина "U-601".

Из Малых Кармакул "Мурманец" направился в пролив Маточкин Шар, где 18 июля совместно с семью судами - остатками каравана PQ-17 – отражал налеты немецкого торпедоносца. При этом обратил на себя внимание такой факт - как только торпедоносец, идущий на малой высоте, приблизился к судам, с некоторых из них мгновенно спустили спасательные плоты и стали отгребать к берегу. Только три транспортных судна и "Мурманец" продолжали вести интенсивный огонь по торпедоносцу, который так и не смог поразить ни одно судно. После налета торпедоносца мы пытались выяснить у английских и американских моряков, почему были покинуты суда. Они очень неохотно признались, что по их данным немцы не топят суда, кроме советских, если команда покидает судно, не оказывая сопротивления. На наши справедливые возражения, что значительное количество судов конвоя PQ-17 все же были потоплены, они пожимали плечами. Только после возвращения из плавания нам стала известна подробно трагедия конвоя PQ-17. Он вышел из портов Исландии 27 июня 1942 года в составе 34 транспортов в том числе, двух советских танкеров. Конвой имел мощное охранение: два линейных корабля, авианосец, восемь крейсеров и одиннадцать эсминцев.

Немецкое командование для перехвата конвоя сосредоточило на аэродромах Северной Норвегии крупные силы авиации. В начале июля в море вышла эскадра в составе линкора "Тирпиц", тяжелых крейсеров "Лютцов", "Адмирал Шеер", "Адмирал Хиппер" и 12 эсминцев. Английское адмиралтейство, получив сведения о выходе немецкой эскадры в море и, опасаясь прорыва крупных немецких военно-морских сил на коммуникации в Северной Атлантике, отдало приказ: основным военным кораблям, охранявшим конвой PQ-17 возвратиться, а транспортам рассредоточиться и следовать в советские порты самостоятельно.

Германские корабли были вынуждены вернуться на свои базы: на их пути к конвою были развернуты 5 советских подводных лодок. Однако немецкие подводные лодки и авиация, воспользовавшись уходом основных охранявших конвой военных кораблей союзников, в течение нескольких дней преследовали транспорты и 23 из них потопили. Спаслись только те суда, которые сумели укрыться в заливах и бухтах Новой Земли. Многие поврежденные суда, находившиеся на плаву, были покинуты в открытом море экипажами, часть из которых на шлюпках и плотах также добралась до берегов Новой Земли. Оставленные же суда были потоплены подлодками и авиацией противника. Всего погибло 24 транспорта, на которых находилось 3350 автомашин, 430 танков, 210 бомбардировщиков и 99316 т генеральных грузов. Погибло 153 моряка торгового флота.

Закончив работы по спасению остатков каравана PQ-17, "Мурманец" направился, согласно распоряжению штаба морских операций, к северной оконечности Новой Земли в район м. Желания, где в период с 22 июня по 23 августа обеспечил гидрометеорологической и ледовой информацией боевые корабли и транспортные суда.

19 августа мне досталась неприятная утренняя вахта. Вахтенный матрос доложил, что среди редких льдин виден подозрительный бурун. В бинокль достаточно четко стало видно, что это перископ подводной лодки. Дали сигнал боевой тревоги, подготовили пулеметы к бою. Сообщили в машину готовить двигатель к пуску. И опять старая история - двигатель мог быть запущен не ранее чем через полчаса. Вся команда с напряжением следила за эволюциями подводной лодки. Она под перископом сделала полукруг, полностью погрузилась и ушла в неизвестном направлении. Машина к тому времени заработала, и капитан направил "Мурманец" во льды, куда немецкие лодки заходить не рисковали. Очевидно это была немецкая подводная лодка "U-255", которая через несколько дней обстреляла и подожгла полярную станцию на м. Желания.

23 августа получили сообщение из штаба морских операций о том, что в Карское море направляется неприятельский рейдер "Адмирал Шеер", проход которого возможен вокруг м. Желания. Как позже стало известно, в Карском море его ожидали немецкие подводные лодки "U-601" и "U-251".

Видимо, судьба была к нам благосклонной, ибо "Мурманец" в это время совершал плавание в том же районе, через который рейдер проследовал в Карское море.

Печальнее оказалась участь ледокольного парохода "А. Сибиряков", который во время Великой Отечественной войны вошел в состав Беломорской военной флотилии под названием ЛД-6. Рейдер обнаружил его 25 августа в районе острова Белуха. После неравного боя, длившегося полчаса, "А. Сибиряков" был потоплен. Погибла большая часть экипажа, остальных взяли в плен. 27 августа "Адмирал Шеер" подошел к острову Диксон и начал обстрел зданий порта, полярной станции и судов, стоящих на рейде. Сопротивление рейдеру оказали ледокольный пароход "Дежнев" (СКР-19), имевший незначительное артиллерийское вооружение и двухорудийная батарея тяжелых орудий, установленная на причале порта. Рейдер получил несколько попаданий и, прикрываясь дымовой завесой, ушел в открытое море.

Несмотря на столь сложную ситуацию, штаб морских операций приказал "Мурманцу" продолжать патрулирование в заданном районе. 6 сентября подошли к полярной станции на острове Уединения. Стояла пасмурная, туманная погода. Полярники станции, зная, что в Карское море проникли немецкие подводные лодки и рейдер, передали по радиосвязи открытым текстом на мыс Челюскин, что около острова находится неизвестный корабль. Поскольку радиосвязь, да еще открытым текстом, была строго запрещена "Мурманцу", он начал подавать световые и флажные сигналы, на которые с берега не отвечали. Капитан "Мурманца" принял решение уйти от острова во льды. Полярники о. Уединения жестоко поплатились за свое легкомыслие: сразу же после нашего ухода всплыла немецкая подводная лодка "U-251" и обстреляла полярную станцию.

Следуя указанию штаба морских операций, "Мурманец" 8 сентября направился к острову Диксон. При подходе к его берегам весь экипаж высыпал на палубу, ожидая увидеть сожженный и разрушенный поселок и порт. К нашему удивлению, они практически не пострадали. Расспросив жителей, мы выяснили, что при подходе к о. Диксон рейдер сосредоточил артиллерийский огонь по двум небольшим островам, где ранее была расположена батарея, снятая за неделю до событий. Был обстрелян также остров Конус, на котором находился склад горючего. Ну и, конечно, основной огонь принял на себя героический ледокольный пароход "Дежнев".

12 сентября 1942 года научно-оперативная группа вылетела в Красноярск, где в то время находилось Главное управление Северного морского пути. Так закончилась моя первая военная навигация в Арктике.

Прошло много лет, но остались вопросы, о которых долго спорили участники Ледового Патруля. Почему трижды немецкие подводные лодки, которые легко могли уничтожить "Мурманец", этого не сделали? Ведь в 1943 году они безжалостно расстреляли в Карском море другое судно Ледового Патруля - "Академик Шокальский". Может быть "Мурманец" невольно являлся судном, следуя за которым, немецкие подводные лодки изучали ледовую обстановку? А может быть нам повезло, что командовал "Мурманцем" опытнейший капитан П.И. Котцов, знавший, когда вступать в бой, а когда необходимо уходить от немецких подлодок во льды.