Дэвид Топлисс
© Топлисс Д., 2000

АРКТИЧЕСКИЕ КОНВОИ 1941 – 1945 гг.
В БРИТАНСКИХ АРХИВАХ

Целью статьи является краткий обзор архивных материалов, которыми могут пользоваться военно-морские историки Великобритании по истории северных конвоев. Попутно автор предполагает обозначить типы документов, хранящихся в британских архивах, а также рассмотреть случаи разных толкований событий, которые возникли из-за того, что многие официальные архивные документы были до недавнего времени засекречены.

Государственный архив Великобритании несет полную ответственность за официальные архивные фонды, но некоторые категории документов могут храниться в учреждениях, компетентных в данной сфере. Так, например, Национальный морской музей ответственен за техническую документацию Военно-морских сил Великобритании. Фотографии, сделанные фотографами ВМС на действительной службе, переданы в Имперский Военный музей. В Имперском музее также находятся многочисленные магнитофонные записи интервью с ветеранами конвоев.

Официально документы архивов Великобритании находятся в ведении Главного архивиста. Там собраны материалы, начиная с XI века. Но мы ограничимся анализом архивных документов, которые имеют то или иное отношение к северным конвоям. Материалы политического и оперативного характера собраны в государственном архиве, который находится в бухте Лох-Ю. Здесь из правительственных документов можно узнать, почему было принято решение о формировании и обеспечении русских конвоев, несмотря на то, что Министерство ВМФ Великобритании выступал против этого. Адмиралтейство считало, что расстановка сил в то время была исключительно в пользу Германии. При таких условиях потери ВМС Великобритании могли быть столь значительными, что организация конвоев не принесла бы экономически никакой пользы. В отделе, где хранятся правительственные документы, можно также найти личные послания У. Черчилля И. В. Сталину и черновики телеграмм, которые посылались Министерством иностранных дел России и послу Великобритании в России.

С политической точки зрения для британской стороны наибольшую сложность представляли попытки убедить Советское Верховное командование в том, что западные союзники делают все возможное, чтобы организовать поставку грузов, и чтобы оно с пониманием отнеслось к тем трудностям, которые им приходилось преодолевать.

24 мая посол Великобритании в Советском Союзе получил правительственную телеграмму, в которой сообщалось о крупной концентрации военно-морских сил Германии у берегов северной Норвегии. Группировка включала как надводные корабли, так и подлодки. Через две недели Черчилль направил телеграмму Сталину, в которой сообщал о возросшем риске для конвоев и о необходимости в связи с этим советской боевой поддержки с воздуха и на море для обеспечения безопасности проводки.

Документы британского Адмиралтейства рассказывают о тех же событиях, но с другой точки зрения. Интерес представляет профессиональная переписка между первым морским лордом, начальником Главного морского штаба, который являлся главным руководителем-профессионалом, в отличие от Первого лорда, определяющего политику Адмиралтейства, и его коллегой из США. Так, сэр Дадли Паунд, начальник Главного морского штаба, пишет адмиралу Кингу, главнокомандующему ВМФ США, о том, что конвои становятся камнем на шее союзников: именно конвои постоянно уменьшают количество как крейсеров, так и эсминцев в составе флота. Вся эта затея, считает Паунд, не что иное, как слабо организованное предприятие, в котором все против союзников. Известно, что адмирал Паунд часто принимал решения без согласования с командованием на местах. Последствия таких решений видны на примере конвоя PQ-17, о чем рассказывают документы, касающиеся сигнальных переговоров между кораблями, сохранившиеся в Государственном архиве Великобритании.

С точки зрения британских историков, наиболее важным источником оперативной информации были ежемесячные доклады английского военно-морского представителя в Мурманске.

В этих донесениях содержалась подробная информация о приходе и отплытии конвоев, о военных операциях, которые проводили как английские, так и советские военно-морские подразделения, базировавшиеся в порту, а также о жизни британской военной миссии на берегу, включая описание лыжных и пеших прогулок. Другие материалы, хранящиеся в Государственном архиве Великобритании, дают представление о службе персонала и об организационных мероприятиях, касающихся погрузочно-разгрузочных работ. Обычно документы считаются секретными в течение 30 лет после их появления. Однако иногда этот срок продляется до 50 и даже 100 лет, если документы касаются каких-либо личностей или могут иметь нежелательный политический резонанс. К сожалению, такая практика приводит к появлению материалов, содержание которых противоречит данным, представленным в официальных документах. Примером искажения информации могут служить сообщения о медицинском обслуживании британских моряков советскими специалистами. В большинстве материалов говорится о том, что советские военные госпитали примитивно оборудованы и во многих случаях запущены. Вот пример высказывания одного из британских офицеров, представление которого о советских госпиталях было примитивным: «Условия в госпитале Мурманска были ужасными, а пациенты из числа английских моряков полностью изолировались от британских медиков. Еда состояла исключительно из черного хлеба, употребление которого приводило к хронической диарее». Однако, как оказалось, этот офицер никогда не был ни в одной из больниц Мурманска, а его высказывания основывались исключительно на слухах.

Офицеры британской медицинской службы, которые имели непосредственное дело с госпиталями Мурманска, писали совсем другое. Действительно, уровень лечения в местных больницах не соответствовал уровню британских больниц, но это объяснялось тем, что больницы Мурманска проектировались для небольшого порта, в который нечасто заходили корабли. Есть очень много документов, свидетельствующих о том, что при большой перегруженности больниц советское медицинское ведомство делало все возможное для размещения раненых, при этом британские моряки получали лечение в первую очередь. Вот пример сообщения английского военного медика: «Раненые британские моряки были сразу же приняты в госпиталь и размещены в самой просторной палате, тогда как русские раненые размещались в коридорах на раскладушках». Или такое сообщение: «Я обратил внимание на то, что медицинский персонал госпиталей в Полярном и Мурманске старался помочь мне и готов был сделать все возможное, чтобы выполнять любое мое пожелание, касающееся лечения пациентов из числа британских моряков».

Техническая документация кораблей Королевского флота была передана госархивом Великобритании в Национальный морской музей в Гринвиче. Это сделано в связи с решением, согласно которому определенные документы – обычно технического характера – должны находиться в ведении соответствующих специалистов. Кроме этого, в музее хранится около миллиона чертежей, схем, других документов, касающихся конструирования кораблей, под общим названием «Виды внешней отделки кораблей», которые рассказывают о технической истории флота. Изучая чертежи и схемы кораблей, документы видов внешней отделки, а также книги конструкторов морских судов, можно узнать, с какими техническими проблемами пришлось столкнуться Королевскому флоту в Арктике, а также о том, как и насколько успешно их удалось решить. Основная проблема состояла в том, что Королевский флот не был приспособлен к плаванию в условиях Арктики.

В Великобритании обычно говорят, что корабли ВМФ должны были быть боеспособны в любых условиях, забывая о том, что под такими условиями подразумевались зоны интересов Великобритании, то есть империи. Кроме того, вплоть до начала войны в 1939 г. считалось, что Королевскому флоту придется воевать отнюдь не в Арктике, а в Тихом океане против Японии.

Вот одно из воспоминаний: «Что касается моего корабля, то его подготовка к плаванию за Полярным кругом в отличие от экваториального плавания заключалась лишь в том, что мы выключали верхний вентилятор и плотно закрывали иллюминаторы и двери. Это делалось не для создания комфортных условий плавания, а для того, чтобы предохранить от замерзания судовую артиллерию, оборудование машинного отделения и навигационные инструменты, от которых зависела жизнь корабля. Однажды мы совершили плавание из Алжира в Мурманск за три недели, это была середина января и потому мы выдержали перепады температуры от плюс 70 до минус 19 – 30 градусов по Фаренгейту. Учитывая условия плавания в Арктике, было принято решение модифицировать корабли по типу эсминцев класса «О» 17-й флотилии, чтобы они могли постоянно использоваться на Севере. Некоторые старые корабли также были переоборудованы, хотя не всегда такая техническая модификация приносила положительный результат».