РЕМОНТ СУДОВ ЛЕДОКОЛЬНОГО
И ТРАНСПОРТНОГО ФЛОТОВ СССР

Трудно переоценить значение Молотовска и завода №402 как базы ледокольного флота в годы войны. Здесь бункеровались ледокольные суда, отсюда они выходили на ледовые трассы, сюда же и возвращались для стоянки и ремонта.

Перед ледокольным флотом Севера стояли в то время две задачи.

  1. Обеспечить эксплуатацию Северного морского пути как важной народнохозяйственной и стратегической магистрали, значение которой особенно возросло к 1943 году, когда на полную мощность заработал Норильский металлургический комбинат, поставлявший никель, столь необходимый для военной промышленности.
  2. Осуществлять ледовые проводки судов караванов союзников с грузами по ленд-лизу через Белое море в зимнее время.

Силы ледокольного флота стягивались в Белое море постепенно.

В навигацию зимы 1941/42 годов здесь работали ледоколы “Ленин” (бывший “Александр Невский”), “И. Сталин” – новый линейный ледокол, ледокольные пароходы “Г. Седов” и “А. Сибиряков”, ледорез “Ф. Литке” (СКР-18) и ледокольный пароход “Дежнев” (СКР-19). Полноценных ледоколов “Ленин” и “И. Сталин” было явно недостаточно для обеспечения ледовых проводок.

В начале мая 1942 года с караваном РQ-15 в Мурманск пришел ледокол “Красин” (бывший “Святогор”), отремонтированный и хорошо вооруженный в США. В июне 1942 года он уже был в Молотовске.

В ноябре 1942 года к судоремонтному причалу завода №402 встал линейный ледокол “А. Микоян”, однотипный с “И. Сталиным”, совершивший беспримерный переход из Батуми к родным берегам через четыре океана. Третий ледокол этой серии “Л. Каганович” также был в 1942 году переведен на Север из Владивостока. Таким образом, в Молотовске были сосредоточены почти все отечественные ледоколы, кроме двух – “Ермак” оставался в заблокированном Ленинграде, “В. Молотов” стоял в Кронштадте.

Кроме того, на северных трассах работали ледокол “Северный ветер”, построенный в США и переданный нам по ленд-лизу, и ледокольное судно “Монткальм” (также ленд-лизовское приобретение). В Арктике плавал также сухогруз ледового плавания “Анадырь”.

И все суда этого флота получали регулярный ремонт на заводе №402.

В начале войны первоочередной задачей завода стало вооружение ледоколов “Ленин” и “И. Сталин”, а также “Дежнева” и “Литке”. Безоружные суда ледового плавания могли стать легкой добычей для немецких кораблей и авиации, охотившихся за ними.

Решение о вооружении этих судов было принято в октябре 1941 года. Разработка проекта и рабочих чертежей переоборудования была поручена ЦКБ-4 совместно с заводом №402. С этой целью на завод была командирована группа конструкторов ЦКБ-4 во главе с В.И. Ефимовым. Вместе с заводскими конструкторами они в кратчайший срок выпустили весь комплект документации по установке фундаментов под орудия, подкреплению корпуса, устройству погребов боезапаса, под новые системы и устройства, на кубрики для военной команды, бронирование постов и т.п.

И в первые месяцы 1942 года эти суда получили вооружение, которое в дальнейшем дополнялось и совершенствовалось путем установки зенитных полуавтоматов и пушек.

Аналогичная работа выполнялась заводом в годы войны и на других судах ледокольного флота.

Почти сразу же выработался четкий порядок проведения ремонтов ледоколов и ледокольных судов. По времени они делились на две категории.

  1. Зимний, после возвращения судов из Арктики и перед ледокольной кампанией в Белом море.
  2. Весенний, предарктический, перед выходом на трассу Северного морского пути.

Заданные сроки выхода и прихода союзных и внутренних караванов диктовали жесткие сроки ремонта судов ледокольного флота, обеспечивавших движение транспортов во льдах.

Эксплуатационные повреждения были самыми различными, соответствующими были и ремонтные работы. В качестве примера приведем ремонтные работы на ледоколе “Л. Каганович” в 1943 году. На судне была заменена верхняя часть баллера руля с полным демонтажем и восстановлением рулевого устройства. Был выполнен капитальный ремонт главных холодильников. Осуществлена защита бронепостов. Смонтирована противоминная защита (размагничивающее устройство). Установлены шахты гидроакустических тралов на втором дне без постановки судна в док. Смонтировано шпиронное устройство.

Установка размагничивающего и шпиронного устройства на судах ледокольного флота стала типовой работой и была полностью освоена заводом.

В 1942 году были выполнены два крупных ремонта, вызванных боевыми повреждениями ледоколов.

15 января 1942 года одна бомба, сброшенная немецким бомбардировщиком, попала в ледокол “И. Сталин”, принимавший бункер с судна-угольщика в горле Белого моря, вторая – взорвалась у борта корабля. Была повреждена обшивка, затоплено несколько угольных ям. Корабль на буксире привели в Молотовск. На заводе №402 “И. Сталин” за полтора месяца был введен в строй. Этот крупный аварийно-восстановительный ремонт обошелся в 2500 тысяч рублей. Корпусными работами руководил строитель отдела судоремонта инженер Е.О. Хазанов.

Второй крупный ремонт был выполнен на ледоколе “А. Микоян”, когда он, завершая свой кругосветный поход, 26 ноября 1942 года в Баренцевом море у полуострова Канин Нос подорвался на мине, которая взорвалась под кормой ледокола. На заводе №402 был восстановлен разрушенный замок ахтерштевня, эти работы были выполнены водолазами. При ремонте рулевого устройства пришлось изготавливать новый корпус рулевой машины. А так как завод не имел возможности выполнить отливку этой довольно сложной конструкции, то ее изготовили сварной. Разработал конструкцию опытный инженер-сварщик Ю.Д. Кайнов, работавший ранее на Балтийском заводе в Ленинграде и вывезенный из блокадного города. Одновременно с аварийным производился средний ремонт ледокола, в котором он нуждался после длительного плавания. Стоимость ремонтных работ на “Микояне” составила 348 тысяч рублей.

Нужно отметить, что при разрешении довольно сложных задач при ремонтных работах на ледоколах завод находил упрощенные, но надежные решения и смело осваивал новые технологические процессы. В частности, для прессовой посадки применялось охлаждение соединяемых деталей жидким азотом, а также производился электронагрев крупных муфт. На заводе было налажено производство асфальтобитумных плит, использовавшихся для защиты постов от пуль и осколков. Отрабатывались и применялись новые для завода методы металлизации изделий и т.п.

Быстрое и качественное выполнение всех работ на ледоколах обеспечивалось также постоянным контролем и энергичными действиями начальника Главсевморпути И.Д. Папанина, уполномоченного ГКО по поставкам ленд-лиза.

По заводской статистике, за годы войны завод выполнил 24 ремонта, в том числе работы по вооружению и довооружению, на судах ледокольного флота, обеспечив тем самым решение стратегической задачи – поддержание судоходства в зимнее время на Белом море и на трассе Северного пути.

Ремонтом отечественных транспортных судов на Севере в годы войны в основном занимался архангельский завод “Красная кузница”, но и заводу №402 пришлось принять в этом деле некоторое участие.

В августе 1942 года Военный Совет Архангельского военного округа установил небывало короткий срок для аварийно-восстановительного ремонта танкера “Азербайджан”, одного из уцелевших судов каравана РQ-17. 4 июля 1942 года, еще при движении в ордере нераспущенного конвоя, в кормовую часть танкера попала торпеда, сброшенная торпедоносцем “Хейнкель-115”. Образовалась большая пробоина в правом борту, возник пожар, который команде судна удалось потушить. С пластырем на пробоине танкер ушел к Новой Земле, откуда был приведен в Молотовск и встал под разгрузку из своих танков льняного масла – компонента специального красителя. Чтобы судно могло успеть к каравану, уходившему на восток, его нужно было отремонтировать за шесть дней! Руководить этой работой, в исполнение которой в заданный срок мало кто на заводе верил, поручили работнику “4-го Спецбюро 4-го Спецотдела НКВД” в Ягринлаге Н.В. Гавриленко, исполнявшему тогда обязанности главного инженера КБ завода. Вместе со своим помощником в этой работе, коллегой по “Спецбюро”, бывшим главным инженером Таганрогского порта А.Н. Декаристо, ему удалось организовать круглосуточную работу на “Азербайджане”. Применяя кренование судна, постановку цементных ящиков и установку накладных листов с набором, не связанным с остальными корпусными связями, бригада рабочих под руководством мастера Н.К. Шипунова, реализуя принятые технические решения, за пять дней подготовила “Азербайджан” к выходу в море (заказ 2487, стоимость работ 430 тыс. руб.). 4 августа 1942 года капитан судна В.Н. Изотов прислал на завод с борта “Азербайджана”, находившегося в рейсе, благодарственную телеграмму.

В 1943 году межрейсовый ремонт в Молотовске получили транспорты каравана PQ-18 “Петровский” и “Тбилиси”, а также сухогруз “Селенга”, выведенный из Арктики в конце 1942 года в условиях тяжелой ледовой обстановки.

Много трудов потратили работники завода для введения в строй бывшего американского транспорта “Айронклейд” из конвоя РQ-17, дважды терпевшего аварию при следовании на присоединение к обратному каравану и от которого в конце концов американцы отказались, не желая платить довольно крупное вознаграждение советским организациям за спасательные работы. В Северном морском пароходстве судну присвоили название “Марина Раскова”.

После второй аварии (посадки на камни у острова Горяинов в Белом море) у судна был полностью разбит руль, поломан ахтерштевень, ахтерпик и кормовой трюм залиты водой. На заводе были спроектированы временные сварные конструкции. Их изготовили и установили в доке с таким расчетом, чтобы судно могло дойти до Англии для полноценного ремонта (заказ 2629, стоимость работ 162 тыс. руб.). Однако обстоятельства военного времени заставили отправить транспорт с временным рулевым устройством осенью 1943 года на Новую Землю. В шторм судно потеряло свое временное рулевое управление, но было спасено конвоировавшими его эсминцами. Судно привели в Архангельск, а завод №402 получил задание Наркомата произвести восстановительные работы по рулевому устройству с изготовлением на пароходе “Марина Раскова” руля нормальной конструкции (письмо НКСП №24/427 от 23.12.43 г.). Поскольку кузнечно-прессовое оборудование на заводе не было введено в действие, заводским кузнецам пришлось вручную молотами отковать элементы рудерписа и составные части поковок руля. Задание было выполнено в срок, и в августе 1944 года “Марина Раскова” вышла в свой последний рейс. 12 августа 1944 года транспорт и два из трех сопровождавших его тральщиков были торпедированы у острова Белый немецкой подлодкой U-365.

Занимались на заводе №402 и буксирами, обеспечивавшими работу Молотовского порта. В январе 1942 года ремонт здесь получили портовые буксиры “Соломбала” и “Пурга” (стоимость 19-22 тыс. руб.).

В 1943 году на заводе ремонтировался земснаряд “Киров”, работавший с первых дней строительства завода и города по намывке и рефулированию строительной площадки (заказ 3607, стоимость 30 тыс. руб.), а в 1945 году – земснаряд “Онега”.

Двенадцать транспортов и служебных судов советского флота – таков вклад завода №402 за время войны в решение проблемы судоремонта в Северном бассейне.

[ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ] [ОГЛАВЛЕНИЕ] [СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ]

© Фонд Андрея Первозванного. Издательство "Андреевский флаг"
© 2000 Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова, г.Архангельск
Сборник "СЕВЕРНЫЕ КОНВОИ. Исследования, воспоминания, документы" (выпуск 3)
Кафедра отечественной истории ПГУ
Web-мастер Гринюк Ю.Г.