Булатов В.Н.
© Булатов В.Н., 2000 г.

АРКТИЧЕСКИЕ РОБИНЗОНЫ

... Шел суровый 1942 год. Прифронтовой Архангельск переживал тяжелое время. Резко ухудшилось продовольственное снабжение населения. С сентября 1941 г. в городе были введены карточки на самые необходимые продукты: хлеб, мясо, крупу, сахар. Но с каждым днем норма выдачи продовольствия неуклонно сокращалась. Зимой 1941/1945 гг. минимальная норма выдачи хлеба сократилась до 200 граммов - чуть более, чем в осажденном Ленинграде. Местные власти изыскивали внутренние резервы для расширения продовольственной базы. Архангельский обком ВКП(б) и облисполком приняли совместное постановление “О заготовке яиц, тушек кайры и добычи рыбы на острове Новая Земля и вывозе заготовленной продукции в г. Архангельск в навигацию 1942 года”. На побережье этого обширного архипелага находилось много птичьих базаров кайры, гаги, чаек. Птицы селились на отвесных скалах, откладывали яйца, растили будущее потомство.

Для читателей сообщим, что кайра является промысловой птицей из семейства чистиковых. Неповоротливое туловище с черной спинкой и белой манишкой на грудке придают ей сходство с маленьким пингвином. Длина кайры составляет 40–48 сантиметров, вес около одного килограмма. Мясо этой птицы употребляется в пищу. Особенно питательными свойствами обладают ее яйца, которые по вкусовым качествам не уступают куриным, но значительно крупнее их.

Однако промысел вести в это время было нелегким делом. Новая Земля находилась в зоне военных действий и доставка промысловиков представляла немалую опасность для них. Немецкие рейдеры, подводные лодки, авиация постоянно совершали пиратские набеги в этот район. Но главное — в Архангельске не было рабочей силы. Моряки–поморы сражались в рядах действующей армии, выполняли важные правительственные задания по доставке военных грузов морским транспортом в северные порты. Старики, женщины, подростки заменили на заводах и фабриках ушедших на фронт мужчин, самоотверженно работая над выполнением оборонных заказов.

Но выход был найден. 13 мая 1942 г. бюро Архангельского обкома комсомола рассмотрело вопрос “О направлении студентов и учащихся на заготовку яиц, тушек кайры и добычу рыбы на остров Новая Земля”. Было принято решение подобрать 150 учащихся техникумов и старших классов средних школ для полярной экспедиции. Почти все средние школы города направили своих посланцев для выполнения этого важного задания.

В начале июня 1942 г. в Архангельске в кинотеатре “Эдиссон” (в последствии кинотеатр “Север” — В.Б.) собрались подростки, желающие отправиться в экспедицию. В президиуме — представители горкома комсомола, Архангельской базы военизированного флота “Главсеврыбпрома”, моряки и полярники. Слово было предоставлено начальнику экспедиции капитану А.А.Гроздникову. Затаив желание, слушали мальчишки рассказ о сложном продовольственном положении в городе, о предстоящем арктическом походе. Все они пережили трудную зиму в Архангельске, не могли забыть мучительное чувство голода от постоянного недоедания. Привлекала их и романтика необычного для них дела. Конечно, не обошлось без конфликтов и дискуссий с родителями. Ведь костяк экспедиции составили 14 — 17–летние школьники. Правда, были среди них и подростки, которые уже поработали на производстве.

В распоряжение участников похода было выделено несколько судов: рыболовный траулер РТ “Зубатка”, моторно–парусная шхуна “Авангард” и бывший парусник “Азимут”. Наставниками ребят на время плавания стали капитаны П.П.Замятин, Н.Н.Васильев, В.А.Мехреньгин, механики Н.Н.Томилов, П.Г.Голубин и другие. Комиссаром экспедиции был назначен партийный работник В.П.Брагин (3).

Жители Архангельска окрестили необычайный арктический поход молодежи на Новую Землю “школьной яично–птичьей экспедицией”. Подготовка к походу заняла не мало времени. Ребята были размещены в общежитии в порту рыбной фактории. Они тщательно готовили снаряжение экспедиции — ремонтировали и оборудовали суда, таскали необходимые грузы, много работали на огородах, которые создавались тогда повсеместно. В один из дней состоялась встреча школьников с прославленным полярником И.Д.Папаниным, который в те годы работал в Архангельске в качестве уполномоченного Государственного Комитета Обороны. Иван Дмитриевич Папанин, ознакомившись с ходом подготовки арктической экспедиции, распорядился выделить дополнительные продукты для питания молодых промысловиков и пожелал им успешного выполнения задания. Накануне отплытия юношей перевели на траулер. Их разместили на широких двухярусных нарах. Каждый получил ватный тюфяк, вместо подушки выдали пробковые спасательные пояса. Спартанские условия жизни с первых дней похода укрепляли боевой дух будущих промысловиков.

Перед отъездом состоялось собрание участников экспедиции. Капитан А.А.Гроздников был краток: “Трудно вам придется, ребята. Очень трудно. Вас ждет работа, причем опасная! Не всегда согреешься, не всегда отдохнешь по–настоящему. Кто боится — еще не поздно вернуться домой. Отпустим, слова плохого не скажем. Есть такие?” В дружных рядах молодежи дезертиров не оказалось.

30 июня. День выдался солнечный, теплый. С мостика РТ “Зубатки” раздался зычный голос капитана: “Отдать концы!” Прощальный гудок — и траулер медленно отошел от причала порта Фактория. Школьники облепили правый борт судна, а мимо уже проплывали знакомые строения древнего Архангельска: здания знаменитого Гостиного двора, многочисленные причалы, лесозаводы. Было немножко грустно.

Когда “Зубатка” проходила мимо печально знаменитого острова Мудьюг, капитан дал протяжный гудок — в память о погибших людях в концлагере, созданном интервентами в годы гражданской войны на Севере. В проливе между островом Мудьюг и материком формировался военный конвой. Через два дня суда конвоя снялись с якоря, и под их охраной ребята отправились в путь.

Студеное Белое море встретило неприветливо — разыгрался шторм. Команды судов экспедиции прилагали большие усилия в борьбе со стихией. Положение осложнялось еще тем, что на буксире тральщика “Зубатка” шел парусник “Азимут”. Тяжело приходилось ребятам — многие из них впервые испытали сильную морскую качку. В районе мыса Канин Нос суда экспедиции отделились от конвоя и направились к Новой Земле уже самостоятельно. Баренцево море также было неспокойно. Огромные волны яростно обрушивались на корабли. На подходе к Новой Земле встретились льды. Трудности увеличивались, но успокаивало одно — в этих условиях уменьшалась опасность нападения немецких подводных лодок, которые рыскали здесь в поисках легкой добычи.

Неуклюжая “Зубатка” медленно пробивалась по разводьям между серыми торосистыми льдами. Матросы и школьники баграми отталкивали льдины, которые преграждали путь. Однако судно “Азимут” получило пробоину. Двадцать подростков во главе с Сашей Каменевым перешли с “Зубатки” на поврежденную шхуну. Начался аврал. Ребята несколько часов откачивали воду ручными помпами из затопленного трюма. Другая группа моряков и школьников готовило судно к ремонту. Когда все было готово “Азимут” накренили на левый борт и пробоину тщательно заделали деревянной заплатой и паклей.

Только ранним утром 6 июля экспедиция благополучно достигла становища Малые Кармакулы.

Новая Земля с ее суровой природой произвела неизгладимое впечатление на участников экспедиции. Юношей ошеломили птичьи базары, не прекращающийся птичий гам.

Школьной экспедиции были выделены птичьи базары Вилы, Домашнее и на острове Пуховый (4). Небольшой скалистый остров Пуховый занимал не более двух километров в длину и около 500 метров в ширину. Тысячи и тысячи чаек, кайр разместились на узких карнизах скал. Ребята сразу приступили к оборудованию своих стоянок. Установили брезентовые палатки, самодельные печи для их обогрева. Арся Баков и его друг Гена Перфильев, умевшие обращаться с плотницким топором, начали изготовлять нары, стол и скамейки. Все им дружно помогали.

А вскоре начались трудовые будни. Молодые полярники были разделены на бригады, которые возглавили опытные промышленники Мошков, Старков, Котлов, не раз бывавшие на Новой Земле. Первоначально промысел заключался в собирании яиц кайры. Обвязавшись веревкой, школьники, как опытные альпинисты, ползали по отвесным скалам и собирали яйца в корзины. Работа была опасной и сопряжена с большими физическими трудностями. Школьники упаковывали деликатесную продукцию в ящики, пересыпая стружкой. Эта “яичная операция” продолжалась в течение недели, дальше промысел пришлось прекратить. Многие яйца были уже насижены и непригодны к употреблению в пищу. Сказались задержка с подготовкой к арктическому походу, ледовые трудности и остановка во время морского пути.

Начался следующий этап промысла — заготовка тушек кайры. На острове Пуховый молодых промысловиков разделили на три группы. В группу стрелков вошли ребята постарше — Саша Потапов, Володя Дергач, Сергей Колтовой и другие. Их задачей был отстрел кайры. Другая группа, в которую вошли Николай Вурдов, Тема Кривополенов, Борис Меньшиков — с баркасов подбирала убитую птицу и отвозила ее на берег. Нелегкое это было дело. Море всегда штормило и нужно было обладать немалой физической силой и сноровкой, чтобы выловить дичь из воды. Руки юных гребцов стали сильными, их ладони покрылись первыми трудовыми мозолями.

Четырнадцатилетние подростки составляли третью группу, которая “шкерила” дичь. Они снимали с кайры шкурки, затем тушки промывали, солили и укладывали их в бочки. Молодые полярники работали дружно, соревнуясь бригадами. Так проходил день за днем.

В свободное от работы время, особенно в период штормовой погоды, ребята проводили импровизированные концерты, беседы и лекции. Увлеченно и азартно играли в футбол (5).

Большим событием в их жизни был приход на остров судна, доставлявшего свежий хлеб и продукты. Однажды к школьникам приехал знаменитый Тыко Вылка, которого местные жители любовно окрестили “президентом Новой Земли”. Илья Константинович Вылка рассказал ребятам о своей дружбе с прославленным полярником Владимиром Русановым, о том, как он ездил в Москву, где учился живописи, наукам. В памяти ветерана Арктики всплывали встречи с Михаилом Ивановичем Калининым и другими известными людьми. Его задушевные и самобытные беседы надолго остались в памяти школьников (6).

Наставники проводили для юных промысловиков политинформации, рассказывали о последних событиях на фронтах. Эхо войны докатилось и до острова. В один из дней море вокруг острова покрылось густым слоем нефти. Где–то совсем рядом тонули суда, гибли люди. Тревожно становилось на сердце у подростков, но они гордились тем, что делали очень нужную работу.

Однажды на остров пожаловали необычайные гости. Говорили они на иностранном языке. Это были американские моряки с затонувшего транспорта. Володя Ермолин, владевший языком гостей, стал переводчиком. Но больше объяснялся жестами и хорошо понимали друг друга. Американские моряки рассказали повзрослевшим юношам о своем морском переходе, о том, как их судно было атаковано немецкими подводными лодками и самолетами, о том, как они несколько дней болтались в море на шлюпке, как достигли Новой Земли.

Известный полярник и писатель К.С. Бадигин вспоминает, как однажды он прочитал статью в одном из ноябрьских номеров журнала “Лайф” за 1943 г. “Авария в русских полярных водах”. Участник конвоя “PQ–17” Росс Рассел так писал о встреченных им архангельских школьниках: “Шхуна привезла их и высадила на этот остров, в 700 милях от Северного полюса. В течение двух месяцев они собирали яйца, просаливали уток, собирали гагачий пух. Затем шхуна возвращалась за собранными припасами и переправляла их на материк.

Дети были вполне самостоятельны. Поддержка дисциплины и распорядка поручена трем пятнадцатилетним комиссарам, но в этом не было нужды. Дети имели большое чутье к кооперативным началам, которые нам трудно вообразить.

Каждый день они ползали вверх и вниз по скалам, как обезьянки. Они ставили свои ялики в скалистые убежища у берегов, когда отправлялись опустошать многочисленные гнезда, где несметное число уток несли яйца. Дети пылали здоровьем и были полны радостной живучести.

Когда я говорю, что они спасли нам жизнь, я хочу сказать этим, что именно так оно и было. Любопытными синими глазами они сразу увидели тяжесть нашего положения.

Немедленно дети принялись за доставку провизии нашим страдающим людям. Они притащили жареных уток, круто сваренные яйца и печенье, сделанное из муки и яиц. Они даже снабдили нас просоленной рыбой и черным хлебом из собственных запасов. Что еще важнее, они научили как добывать пропитание на суровом острове. Смеясь и болтая, они брали нас с собой на прогулки, указывая места, где находится здоровая питьевая вода, лучшие места для сбора яиц, учили отличать хорошие яйца от плохих и ловить силками уток.”(7) Когда за американскими моряками пришло судно, провожать их вышли все обитатели небольшого скалистого острова.

Школьники были свидетелями и разбойничьего нападения на становище Малые Кармакулы фашистского самолета. Участник полярной экспедиции школьников на Новую Землю Николай Александрович Вурдов в повести “Робинзоны студеного острова” так описывает этот эпизод: “Наша бригада блаженствовала в баньке. Поддавали пару. Хлестались вениками из морской капусты, до красноты терли друг другу спины. На полке Геня Сабинин и Сергей Колтовой с двух сторон с великим усердием охаживали вениками Володю Попова. Володя терпел и даже кряхтел от удовольствия... И вдруг, все стихло, а перед окном заплясали, запрыгали ребята. Самолет! Самолет летит!. Из–за высокой сопки с выключенными моторами планировал самолет. И вдруг спереди у него забился огонек, слух резанула пулеметная очередь. От деревянного створного знака, стоявшего рядом с банькой, полетела щепа. Оглушив включенными моторами, самолет пронесся над нами, на крыльях у него чернели кресты. Ребята бросились врассыпную...”(8).

Через пять дней после этого события на острове Пуховый узнали печальную весть — поселок Малые Кармакулы обстрелян и сожжен немецкой подводной лодкой, хотя здесь не было никаких военных объектов.

Не прошло и трех недель, как в проливе Югорский Шар гитлеровская подводная лодка напала на два наших буксира — “Норд” и “Комсомолец” — С баржами и потопила их. 21 августа две подводные лодки подвергли артиллерийскому обстрелу советские суда в Белушьей губе.

Школьники были наслышаны и о пиратских действиях немецкого рейдера “Адмирал Шеер”, которому дан достойный отпор советскими полярниками и моряками на острове Диксон.

В этой опасной обстановке ребята самоотверженно работали изо дня в день, зная, как ждут продовольствие в Архангельске.

Наступил сентябрь, а вместе с ним — разгар полярной осени. Заметно похолодало. Участились шторма, дожди, туманы, все это затрудняло и без того сложный промысел.

27 сентября 1942 года к сожженному становищу Малые Кармакулы подошел тральщик РТ “Сом” и приял на борт 156 пассажиров. Траулер был взят под охрану эскортом военных тральщиков во главе с СКР–18, в мирное время прославленным ледорезом “Ф.Литке”. Был взят курс на Архангельск. С чувством исполненного долга покидали Арктику архангельские школьники.

Так закончилась необычная школьная арктическая экспедиция. Молодые промысловики сделали большое дело — заготовили около 5 тысяч яиц, свыше 20 тысяч тушек кайры, выловили 360 килограммов “красной рыбы” — гольца для населения родного Архангельска.(9) По решению местных властей города заготовленные продукты были направлены в первую очередь в детские ясли, сады и школы. Опыт школьной арктической экспедиции на Новую Землю был успешно повторен и в следующем году (10)


1. Государственный архив Архангельской области (ГААО), ф. 2063.Оп. 1.Д. 1323. Л. 165—166.

2. Архангельская область в годы Великой Отечественной войны. Сборник документов. Архангельск, 1975. С. 46.

3. Государственный архив организаций, партий, движений и формирований Архангельской области (ГАОПДФАО), ф. 296. Оп. 6. Д. 1368.Л. 277.

4. ГАОПДФАО, ф. 296. Оп. 1. Д. 9.Л. 70.

5. Булатов В.Н. Арктические Робинзоны // Северный комсомолец. 1982. 24 июня.

6. Булатов В.Н. Школьная арктическая экспедиция // Полярный круг. М., 1984. С. 179.

7. Бадигин К.С. На морских дорогах. М., 1982. С. 145.

8. Вурдов Н. Робинзоны студеного острова. Архангельск, 1978. С. 50—51.

9. ГАОПДФАО, ф. 4424. Оп. 1. Д. 9. Л. 3.

10. ГААО, ф. 2063. Оп. 1. Д. 1509. Лл. 102—104.