Дэвид Браун
© Браун Д., 2000

ДЕЙСТВИЯ БРИТАНСКИХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК
с баз Кольского полуострова в 1941 – 1942 гг.

12 июня 1941 г. правительство Великобритании дало указание начальникам штабов страны подготовить военную миссию, которую можно было бы незамедлительно отправить в Москву в случае нападения Германии на Советский Союз. 25 июня 1941 г. она уже прибыла в Москву. Ее возглавил адмирал тыла Майлс. Одной из задач миссии, по его адмирала, была «координация стратегии русских с нашей»; с такой же целью в Лондон прибыла советская военно-морская миссия.

Первоначально русские обратились с просьбой о поддержке морского десанта на севере в районе Петсамо-Киркенес. Предполагалось, что при этом военно-морские силы Британии обеспечат морское прикрытие, доставку десанта и защиту с воздуха, тогда как сам десант будет состоять из советских моряков. Это было невозможно. Однако дополнительная просьба оказалась более реальной, а именно: британские силы должны были атаковать немецкие транспорты с грузами и войсками, которые обеспечивали наступление гитлеровцев на Мурманск.

6 июля Адмиралтейство уведомило Главнокомандующего имперским флотом, что должны быть использованы все возможные средства для оказания помощи России в этом районе. В частности, ему было приказано нанести авиаудар с авианосцев по Петсамо и Киркенесу до конца июля. Все возражения по поводу того, что риск намного превосходит предполагаемые результаты операции, были отметены самим премьер-министром.

Планировалось также и постоянное военное присутствие наступательных сил Британии в Арктике. Они предположительно должны были состоять из ударной силы, включающей 2 крейсера и 4 эсминца, усиленных 3 минными тральщиками. Их материально-техническое обеспечение должны были выполнять 2 танкера и 2 небольших грузовых транспорта, которые, как предполагалось, будут базироваться либо около Мурманска, либо у архипелага Свалбард.

Успех атаки с авианосца на Киркенес и Петсамо днем 30 июля зависел от внезапности нападения и точности разведывательных сведений о цели. Однако внезапности невозможно было достичь в светлое время суток, а разведывательные данные нельзя было получить своевременно. Только везение могло бы оправдать неизбежные жертвы. В результате в Киркенесе было подбито и потоплено только одно небольшое судно, а также был разрушен торпедой пирс, в то время как из 20 британских бомбардировщиков-торпедоносцев было сбито 11 и только 1 вернулся неповрежденным. Оборона Петсамо была слабее, однако и целей было меньше. Только 1 корабль был потоплен, тогда как сбито было 3 самолета британской военно-морской авиации.

Планы относительно базирования надводных ударных сил ВМФ Великобритании у Мурманска или Свалбарда не осуществлялись. Адмирал тыла, Биван, самый энергичный руководитель операции, который должен был возглавить эскадру крейсеров, лично провел рекогносцировку обеих потенциальных баз и доложил, что ни одна из них не подходила: ни Мурманск, так как он был плохо защищен против нападения с воздуха, ни Свалбард, так как там не было ни обороны, ни средств обслуживания.

Оставалась единственная возможность для непосредственного участия Британии в наступательных операциях в Арктике. 20 июля 1941 г. с согласия советской военно-морской миссии в Лондоне, Адмиралтейство решило послать 2 подлодки для выполнения операций с советской военно-морской базы в Полярном. 26 июля подлодка Военно-Морского Флота Его Величества «Тигрис» вышла из Клайда в залив Кольского полуострова, а 1 августа за ней последовала подлодка «Трайдент». Они должны были, согласно договоренности, использовать средства обслуживания базы в Полярном. Однако необходимо было создать координационную команду (группу) для взаимодействия береговых сил с объединенными силами, и поэтому капитана Р. Н. Бивана (вскоре его повысили в звании до адмирала тыла) 30 июля направили из Шотландии прямо в Мурманск и сделали его старшим военно-морским офицером в Северной России. Он прибыл в Мурманск 30 июля. В его небольшой штат вошло подразделение коммуникационной службы (связи), что было обусловлено очевидными организационными причинами и причинами языкового характера. Поскольку же назначение капитана Бивана предполагало более широкие обязанности, нежели только операции подлодок, к нему присоединился командир Дэвис. Прибывший из военно-морской миссии Британии в Москве для службы в качестве офицера штаба подводных военно-морских сил. К 3 августа с советской стороны была достигнута договоренность о небольшом ремонте подлодок на базе, о поставках продовольствия и размещении на берегу команд подлодок.

Русские оказали капитану Бивану и командору Дэвису теплый прием, их приписали к местной воинской части, в ведении которой находилась эскадра подлодок, и там же разместили на жительство.

Для наилучшего взаимодействия подводных сил происходил обмен разведывательными данными, часть из которых была получена в результате перехвата англичанами радиопереговоров немецких военно-морских сил. Фактически Полярный стал первым настоящим штабом объединенных сил союзников во Второй мировой войне.

Британская подлодка «Тигрис» прибыла в Полярный 4 августа, а «Трайдент» шестью днями позже. Команды обеих лодок были радушно встречены советскими морями, но времени на акклиматизацию было очень мало. В августе была достигнута договоренность о том, что подлодка «Тигрис» совершит первый короткий патрульный рейд около фиорда Порсангер, к востоку от Нордкапа, за которым последует рейд «Трайдент» в район Соройа на юго-западе. 11 августа «Тигрис» отправился в первый боевой дозор, осуществляемый военно-морскими силами Британии в водах Арктики.

Подлодка «Тигрис» прибыла в зону своего патрулирования 13 августа и тотчас же обнаружила вражеские корабли. Но в течение 3 последующих дней невозможно было атаковать их, так как на фоне спокойного и ровного моря был бы сразу четко виден перископ подлодки.

И только к 17 августа условия стали подходящими: видимость ухудшилась благодаря сильному дождю, и командир Боун смог наконец дать бой, в результате которого подводные силы союзников открыли счет уничтоженным кораблям, потопив немецкое судно водоизмещением 1480 тонн.

В период пребывания «Тигриса» в патрулируемой зоне 22 августа было замечено только одно торговое судно, однако стала очевидной значительная активизация противолодочных сил Германии.

Подлодка «Трайдент» вышла из Полярного незадолго до полуночи 16 августа и направилась в район Соройа. 19 августа она по вине своей команды пропустила вражеское грузовое судно, но тут же всплыла и вела по нему огонь из орудия, пока это судно водоизмещением в 4770 тонн не скрылось за мысом.

Спустя 2 дня командир Слэндер упустил немецкий военный корабль, а позже ему не удалось попасть снарядом в небольшой танкер. Днем 22 августа «Трайдент» наконец была вознаграждена: она атаковала конвой и попала в грузовое судно, выпустив 3 торпеды с расстояния всего 600 ярдов.

Прошла еще неделя, прежде чем был обнаружен еще один немецкий конвой. С оставшимися двумя торпедами на берегу командир Слэндер приблизился на расстояние 700 ярдов, внедрился в заграждение эскорта из 2 миноносцев и 3 тральщиков и открыл огонь по двум самым большим торговым судам, потопив сильно груженные корабли «Багия Лаура» и «Донау». В ответ немецкие миноносцы атаковали «Трайдент», сбросив на нее 56 глубинных бомб, но подлодка получила лишь незначительные повреждения.

Это, несомненно, была самая успешная операция британских субмарин. Офицеры советского подводного флота проявили большой интерес к деталям рейда подлодки «Трайдент» и особенно приемам боя, используемым военно-морскими силами Великобритании. В результате для русского персонала подлодок был организован цикл лекций по тактике боя с демонстрацией приемов. При этом проводимый командором Слэндером анализ причин предыдущих неудач во время патрулирования был не менее ценен, чем обмен опытом по тактике, примененной в операциях, принесших успех.

В Великобритании точно не знают, было ли это результатом упомянутого обмена опытом или простым совпадением, но три дня спустя – 12 сентября – советская подлодка под командованием капитан-лейтенанта Малышева торпедировала и потопила норвежское грузовое судно водоизмещением 1460 тонн у Трансфьорда.

Добились успеха и британские надводные корабли. После эвакуации русских минеров и инженеров из Свалборда адмирал Виан ввел в прибрежные воды 2 крейсера в поисках немецких кораблей у Северной Норвегии. На рассвете 7 сентября в очень плохую погоду крейсеры встретили и атаковали конвой у фиорда Порсангер. Двум торговым судам удалось уйти неповрежденными, но «Бремзе» был протаранен и потоплен британским кораблем «Нигерия».

Встречая активную оборону противника, ни «Тигрис», ни «Трайдент» больше не потопили ни одного вражеского корабля.

Немецкое командование высоко оценило действия британских кораблей в Арктике. Оно писало следующее: «Англичане осознают жизненную важность морского пути и побережья Арктики для снабжения немецких вооруженных сил. Они действуют в Северном районе, располагая лишь несколькими крейсерами, миноносцами, небольшими авианосцами и подлодками. Наши собственные военно-морские ресурсы незначительны. В настоящее время транспорты с войсками не могут пройти к востоку от Нордкапа; транспорты с грузом могут это сделать только с очень большим риском».

Конечно, приведенное выше преувеличивает угрозу для немцев со стороны британских военно-морских сил и степень их участия в операциях в Арктике, но это, вероятно, свидетельствует о моральной значимости скромного вклада Великобритании в борьбу с общим врагом на Севере.

Третий и последний патрульный рейд «Тигриса» из Полярного был совершенно неудачным, хотя в то время полагали, что он потопил 1 корабль. Неудачу усугубило еще и то обстоятельство, что старший морской офицер эскадры подлодок Северного флота капитан-лейтенант Бибиев находился на борту в качестве наблюдателя.

Следующий поход «Трайдента» был отложен из-за недостатка торпед, а когда они, наконец, были доставлены в Полярный, то оказалось, что они представляют собой смесь современных и устаревших образцов и их нельзя выпустить одним залпом.

Однако время, проводимое в гавани, не тратилось впустую, так как русские подводники попросили продемонстрировать тактику использования артиллерии подлодки для уничтожения кораблей. Это оказалось очень успешным и вновь было обсуждено на лекциях для советских моряков.

Подлодка «Трайдент» вышла 30 октября и во время своего последнего патрулирования потопила противолодочный траллер и грузовое судно водоизмещением 1930 тонн. «Трайдент» возвратилась в Великобританию 15 ноября после очень удачных действий, во время которых она потопила 4 торговых судна и 2 эскортных корабля.

На смену «Тигрису» и «Трайденту» прибыли другие подлодки: 6 ноября – «Силайен", а 10 ноября – «Сивульф". «Силайен» вышел в свой первый дозор еще до ухода «Трайдента». Он потопил небольшой береговой танкер с бензином, идущий в Киркенес. «Сивульф» обнаружил больше судов, но его две первых атаки не достигли цели. 24 ноября ему повезло: он потопил «Багия» водоизмещением 4000 тонн. Однако этому предшествовали несколько неприятных моментов, когда его торпеда сбилась с курса и чуть не попала в саму всплывшую подводную лодку, пройдя мимо с шумом, напоминающим звуки пикирующего бомбардировщика. Так говорили очевидцы.

Каждая из этих подводных лодок совершила еще по одному патрулированию, во время которых «Силайен» 5 декабря потопил каботажное судно водоизмещением 680 тонн, которое стало последней жертвой британских субмарин, базировавшихся на Кольском полуострове. Последний, десятый, арктический патруль был проведен «Сивульфом» между 5 и 20 декабря. Погода в зоне патрулирования этой подлодки была самой плохой за все это время и помешала единственной атаке, которая была предпринята.

«Силайен» отправился в Британию 21 декабря, за ним 5 января 1942 г. последовал «Сивульф». Пришедшая на смену подлодка «Стугерон» прибыла в Полярное 11 января 1942 г., но она пробыла там совсем недолго, так как прибытие линкора «Тирпиц» в Трондхейм заставило срочно отозвать «Стугерон» (17 января). Другие британские подводные лодки, которые заходили в Полярное во время Второй мировой войны, делали это только с целью дозаправки горючим. Они являлись частью эскорта, защищавшего конвои PQ-17 и PQ-18 от линкора «Тирпиц» в июле и сентябре 1942 г.

Британскому историку трудно непредвзято оценить значение участия подводных лодок военно-морских сил Великобритании на театре военных действий в Арктике. Тоннаж потопленных ими судов был, конечно, очень мал по сравнению с результатами подлодок Германии в Северной Атлантике, где успехи одной немецкой подлодки могли превзойти все удачные действия британских подлодок в ночной операции против конвоя в 1941 г. Но условия были совершенно разными, так как «фонд» торговых судов у Германии был гораздо меньше, чем у союзников, и даже небольшие грузовые суда, используемые в Арктике, были незаменимы, так как немецкая армия на Кольском фронте целиком зависела от каботажных перевозок для пополнения запасов и военной силы. Именно по этой причине уничтожение каждого плывущего на восток судна представляло собой настоящую тактическую победу.

Хотелось бы надеяться, что британские подводные лодки, сражавшиеся плечом плечу с русскими в качестве их единственного партнера на этом участке Северного фронта, сыграли положительную роль, участвуя – хоть и недолго – в героической обороне Красной Армией очень важного района – залива Кольского полуострова. По крайней мере они внесли свой вклад в активную демонстрацию солидарности союзников в критический момент войны с Германией. Однако сведения о совместной борьбе британских и русских подводников на севере России против общего врага, которыми мы располагаем, заслуживают более глубокого анализа, чем в этом кратком обзоре.