М.Н.Супрун
(Россия, Архангельск)

ОСВОБОЖДЕНИЕ ВОСТОЧНОГО ФИННМАРКА

(по материалам советских военных архивов)

Осенью 1944 г. положение германской армии резко осложнилось. Самым опасным для нее по-прежнему оставался восточный фронт. Масштабное наступление советских войск привело к освобождению большей части оккупированной немцами территории СССР и вывело из войны союзниц Германии - Болгарию и Румынию. Одной из важных операций в общем наступлении советских войск явилось освобождение Карелии, повлекшее выход Финляндии из войны. Согласно советско-финскому соглашению о перемирии от 4 сентября 1944 г. немецкие войска должны были покинуть финскую территорию в течение 14 дней. Оставшиеся воинские части подлежали интернированию и передаче советскому командованию 1.

Еще в конце 1943 г. Гитлер подписал директиву N50, предписывавшую в случае капитуляции Финляндии 20-й немецкой армии, дислоцированной на Севере, отойти на позиции в район Линген-фьорда в Норвегии. Если для южных, 18-го и 36-го корпусов этой армии, вывод из Финляндии (операция "Бирке"-"BIRKE") не составлял особых проблем, то для 19-го, северного, отступление превращалось в сложную операцию. В условиях начинающейся арктической зимы необходимо было эвакуировать технику, многомесячные запасы продовольствия и амуниции. Маршрут между "линией Линген" и сравнительно густо населенной частью Восточного Финнмарка, по которому предстояло отходит корпусу, пролегал по почти 200-километровой зоне безжизненного пространства. Преодоление этой территории в зимних условиях было самоубийственным. Не менее рискованной была эвакуация морем. Поэтому 18 сентября 1944 г., при обсуждении положения на Севере, многие представители ОКВ настаивали на том, чтобы удерживать области Петсамо и Восточного Финнмарка вплоть до лета 1945 г. Тем более, что этот район являлся основным поставщиком никеля для германской металлургии. Вместе с тем большая часть высшего генералитета отчетливо сознавала, что сил для противодействия советскому наступлению явно не достаточно. А отвод 20-й армии в центральную Норвегию позволил бы усилить Нарвик от вторжения с территории Швеции, заявившей Германии о своей открытой неприязни. Важным аргументом, в пользу второй точки зрения стало заключение ведущего германского эксперта в вопросах экономики Альберта Шпеера. Cогласно ему удерживать северную Финляндию не имело экономического смысла, поскольку Германия успела создать запас никеля, равного запасам Петсамского района.

3 октября 1944 г. Гитлер утвердил отвод 20-й армии. Руководство операцией поручалось её командующему, генералу Л.Рендуличу. С отправкой приказов в подразделения эта операция получила название "Нордлихт" (NORDLICHT).

По плану отступления 19-й корпус должен был до середины ноября преодолеть самый сложный участок маршрута и выйти к Лаксельву. Туда же, но по более удобной, всепогодной, трассе от Ивало, отходил из Финляндии 36-й корпус. Самой короткой дорогой, Муонно-Рованиеми, ведшей непосредственно из Финляндии на Линген-фьорд, должен был продвигаться 18-й корпус2. Однако вскоре ситуация резко изменилась. Советские войска перешли в наступление. карта N 1.

Американские танки прорыва перед наступлением в ходе Петсамо-Киркинесской операции. Октябрь 1944г. (Из фондов СГММ)В отечественной литературе принято считать, что Петсамо-Киркенесская операция, направленная на освобождение Заполярья, проходила с 7 октября по 1 ноября 1944 г. и была рассчитана на три этапа. Согласно плану предполагалось в течение первых семи дней "глубоким обходным маневром с юга и с севера зажать в "клещи" немецкие войска, обороняющиеся в районе Большая Западная Лица, уничтожить их и захватить Луостари и Петсамо" 3, т.е. создать германским войскам в районе Западной Лицы классический "котел". Второй и последующие этапы наступления детально разработаны не были.

Карта N2. Уместно заметить, что в планировании удара по Петсамо явно прослеживается влияние сталинградской, но более всего - ленинградской операции 1944 г. Непосредственным разработчиком и исполнителем последней был К.А.Мерецков - командовавший Волховским, а к осени 1944 г.- Карельским фронтом. Возможно, операция в Заполярье прошла бы аналогично ленинградской, если бы не серьезные поправки, которые вносили климатические условия и рельеф местности. Заполярная тундра была непроходима в это время года. Вся борьба неизбежно сосредоточивалась вдоль немногочисленных дорог и за дороги. И поскольку в этих условиях маневрирование войсками было затруднено, советское командование могло рассчитывать в первую очередь на абсолютное превосходство войск и техники. К началу наступления на мурманском направлении была стянута почти 180-тысячная группировка войск Карельского фронта и Северного флота, которой противостоял 19-й корпус генерала Ф.Йодля, насчитывавший до 60 тысяч солдат и офицеров. Основные части корпуса были сведены во 2-ю и 6-ю горно-стрелковые дивизии (гсд)4. Наступавшая сторона имела более, чем пятикратное преимущество в артиллерии. Движение по двум имевшимся в этом районе дорогам прокладывали свыше ста танков, которых у оборонявшейся стороны практически не было вообще5. Причем К.Мерецков специально попросил у Ставки тяжелые танки, поскольку система германской обороны основывалась на горной, преимущественно, легкой артиллерии. Подавляющим было и превосходство советской авиации: один к десяти6. Согласно плану главный удар наносился на стыке 2-й и 6-й немецких горно-стрелковых дивизий. Одновременно легкие корпуса 14-й армии Карельского фронта должны были скрытно преодолеть по тундре более 70 километров, захватить и удерживать в немецком тылу основные дороги, по которым противник вынужден был отступать или перебрасывать подкрепление.

Эсминец "Гремящий" на рейде в Полярном. Сентябрь 1944г. (Из фондов СГММ)7 октября в 8.00 после мощной артиллерийской подготовки, войска 131-го и 99-го ударных корпусов перешли в наступление южнее озера Чапр. Одновременно соединения 126-го и 127-го легких корпусов двинулись в обход по тундре, чтобы "оседлать" развилку дорог западнее Луостари. Удар группы войск генерала Б.А.Пигаревича по фронту вдоль реки Западная Лица носил вспомогательный характер и должен был связать боем части 6-й гсд Карта N 3 .

Но уже в первый день наступление приостановилось: артиллерия не смогла разрушить оборону. Погода же не позволила использовать авиацию. И хотя отдельным советским частям удалось к полудню выйти к реке Титовка - на второй после Западной Лицы рубеж обороны немцев, драгоценное время было потеряно. Запоздал и приказ о наступленнии группы генерала Пигаревича. Германское командование приступило к планомерному отводу 6-й гсд с позиций вдоль Западной Лицы. Попытки советских частей перерезать дорогу на Петсамо, по которой отступала эта дивизия, имели лишь временный успех. Советский (155-й) полк, занявший дорогу 10 октября, после шести отчаянных контратак, не имея подкреплений, был вынужден на следующий день оставить эту чрезвычайно важную позицию. 6-й гсд Вермахта удалось избежать полного окружения и разгрома7.

Ожесточенные бои развернулись на южном фасе, где против 2-й гсд наступал 99-й корпус. К исходу второго дня на поле боя советские трофейные команды насчитали две с половиной тысячи трупов, 82 орудия и миномета, 72 пулемета8. Связанная боем с ударными корпусами, неся большие потери 2-я гсд не смогла помешать продвижению 126-го и 127-го легких корпусов, совершивших по тундре обходной маневр и неожиданно прорвавшихся утром 10 октября на развилку дорог западнее Луостари. Внезапный прорыв корпуса к дороге прикрыл обильный снегопад, сделавший невидимым огромную массу вооруженных людей. Последующие два дня советские соединения в непрерывных боях удерживали дорогу. Этого времени хватило для того, чтобы основным силам 99-го корпуса выйти к реке Печенга и к полудню 12 октября взять Луостари9.

Большую помощь в продвижении войск Карельского фронта оказал Северный флот. В ночь на 10 октября с полуострова Рыбачий были высажены отряды 63-й бригады, а в районе хребта Муста-Тунтури перешла в наступление 12-я бригада морской пехоты. Дивизионная группа Ван дер Хупа, державшая оборону на перешейке, была вынуждена спешно отступить, дабы избежать окружения. Развивая наступление на Петсамо (Печенга), части Северного флота в ночь на 13 октября высадили крупный десант в Лиенахамари и к концу дня заняли порт. Одновременно одна из бригад 126-го корпуса, совершив 15-ти километровый маршбросок на север, перерезала дорогу Петсамо-Тарнет. В результате, почти четырехтысячный петсамский гарнизон оказался в окружении. Судьба города была предрешена. В ночь на 15 октября он пал. О накале боя за Петсамо свидетельствует статистика похоронных команд: более двух тысяч германских трупов осталось в городе после боя10. Всего в ходе первого этапа операции, согласно советским данным, противник потерял 18 тысяч человек убитыми и 713 пленными. Между тем на поле боя было подобрано немногим более девяти тысяч винтовок и автоматов11. Таранный удар огромной советской армии опроверг устоявшееся в военных кругах мнение о невозможности наступать в тундре крупными силами. Хотя в этом первом опыте, осуществленном 14-й армией, содержались серьезные изъяны: несогласованность действий, задержка исполнения, отставание резервов и т.п. Они и не позволили завершить операцию, в том виде, в каком она была задумана. Германским войскам удалось избежать окружения. Отойдя на новые рубежи, перегруппировавшись, они продолжили сопротивление. Закреплению германских войск на новых рубежах способствовала пауза в наступлении, длившаяся три дня. Она была вызвана необходимостью подтянуть резервы. Но не только.

До 18 октября не был решен вопрос о пересечении советскими войсками норвежской границы. Известно, что в это время в Москве с визитом находился премьер-министр Великобритании У.Черчилль, который в присутствии А.Гарримана обсуждал с И.Сталиным вопросы о сферах влияния в Европе. По принятому ранее, 16 мая 1944 г., соглашению об административном управлении на территории Норвегии последняя не подпадала в сферу прямых интересов СССР. Но выход на ее территорию советских войск мог стать фактором давления на страны-союзницы при решении вопросов о послевоенной судьбе государств Восточной Европы. Он и стал таковым, поскольку далеко не все решения встречи устраивали Советский Союз, а значит предстояли новые переговоры12. 18 октября, по завершении визита Черчилля в СССР, К.А.Мерецков получил из Москвы "добро" на развертывание военных действий на территории Норвегии.

* * *

Планирование и ход второго этапа операции с точки зрения тактики во многом напоминали первый. Основной удар наносился по Никелю силами 31-го, 99-го корпусов при поддержке 126-го и 127-го. Севернее, на Тарнет, продвигался 131-й корпус. Обходные маневры легких корпусов предполагали окружение и последующее уничтожение вражеских группировок13. Для усиления 14-й армии командование фронтом перебросило под Петсамо резервный 133-й корпус14.

Согласно приказу К.Мерецкова 31-му корпусу надлежало взять Никель в течении дня, уже 19 октября. Но бои затянулись более, чем на трое суток. Германское командование, сознавая, что от обороны Никеля зависит эвакуация Киркенеса, всеми силами пыталось сдержать советское наступление. Вместе с тем серьезные просчеты допустили и советские командиры. Немецкая оборона в действительности оказалась прочнее, чем та, о которой докладывала разведка. Без поддержки авиации (от нее командование беспечно отказалось), а часто и артиллерии, мелкими подразделениями советские войска пытались "в лоб" захватить господствующие высоты. Совершавшие обходной маневр для отсечения Никеля с запада части 127-го корпуса допустили курьезный просчет. Вместо главной магистрали, связывавшей Никель с Сальмиярви ("Арктическое шоссе"), они перерезали второстепенную дорогу, ведущую от города к складам15. По этим причинам лишь к исходу 22 октября, - на четвертый день наступления, понеся серьезные потери, советские войска вышли к цели. Именно в этот день на южном фасе наступления передовые подразделения пересекли норвежскую границу в районе реки Пасвик. Солдаты 363-го и 536-го полков 114-й стрелковой дивизии (сд) 99-го корпуса и бойцы 284-го батальона амфибий были первыми, кто, здесь, в районе поселков Фоссгорд и Слеттен, ступили на норвежскую землю16. Одновременно передовой отряд 65-й сд захватил плацдарм в районе поселка Трангсунд. Cогласно разведсводке штаба 14 армии, при вступлении советских разведподразделений в эти поселки "норвежское население встречало их радостно и с красными флагами"17. Обходившие Никель с юга батальоны 31-го и 127-го корпусов в ночь на 23 октября в упорном бою штурмом овладели городом. Корпус генерала

Ф.Йодля оказался разделенным на две части. Первая продолжила отступление на юг, вдоль норвежско-финской границы к Наутси и далее к Ивало, где 5 ноября советские войска вошли в соприкосновение с финскими и преостановили преследование. Вторая группа отступила к Киркенесу.

"Киттихок", найденный в 1991 г. экспедицией Поморского университета близ аэродрома Качаловка. Красная звезда на фюзеляже и крыльях нанесена поверх звезды американских ВВСВ направлении на Киркенес, на северном фасе наступления, советские подразделения перешли норвежскую границу 18 октября сразу же по получении разрешения из Москвы. В 13 часов 50 минут передовые отряды 253-го сп 45-й сд генерала И.В.Панина форсировали р.Вуорема. Продвигаясь вдоль дороги на Тарнет, к исходу дня части 131-го корпуса вышли к реке Банебеккен18. Здесь они были остановлены огнем одной из немецких авиаполевых бригад. Бой затянулся более, чем на два дня. Командование дополнительно перебросило на это направление 14-ю сд, и один полк 368-й сд. Преодолевая сопротивление, части 45-й сд к 21 октября приблизились к Стурбукту и внезапной ночной атакой овладели поселком. Весь следующий день противник при поддержке артиллерии из Киркенеса безуспешно пытался контратаковать. Неся значительные потери, немецкие войска прекратили атаки и были вынуждены отойти к Тарнету. К вечеру того же дня соединения 131-го корпуса заняли и этот город вместе с электростанцией, снабжавшей энергией Киркенес.

Одновременно с наступлением войск Карельского фронта на Тарнет, в заливах Арес-вуоно и Суоло-вуоно были высажены отряды 4-го батальона 12-й бригады морской пехоты под командованием капитана 2 ранга Б.А.Пермского и капитана 3 ранга С.Д.Зюзина. Продвигаясь по побережью на запад, они занимали сигнальные и наблюдательные станции, маяки и батареи противника. 20 октября десантники пересекли норвежскую границу и при поддержке 368-й сд продолжили наступление вдоль побережья. Овладев поселками Кунг-Оскар, Нюбюгет и Престуэ, 22 октября отряды остановились19. Основные задачи второго этапа операции были выполнены. Советские войска освободили большую часть Петсамской (Печеньгской) области и вышли на территорию Норвегии. За эти пять дней операции враг потерял по данным советского командования только убитыми более пяти тысяч человек. Среди трофеев насчитывались десятки орудий и минометов, до сотни автомобилей, около двух тысяч винтовок и автоматов20. Завершение второго этапа операции было отмечено в Москве 23 октября традиционным победным салютом.

* * *

Выход советских войск к Яр-фьорду и захват Никеля вынудили германское командование ускорить, а после налета на Киркенес советской авиации 21 октября, прекратить эвакуацию. Город лишился последних запасов пресной воды, необходимой в первую очередь для котлов пароходов. 22 октября Л.Рендулич получил согласие ОКВ на прекращение эвакуации и спешный отвод войск на запад21. В этот же день в Бек-фьорд вошли 4 немецких эсминца (в советских армейских донесениях -"крейсера"), которые во взаимодействии со сторожевыми кораблями 61-й флотилии обеспечили проводку из порта по меньшей мере пяти транспортов с эвакуантами и поддержали огнем оборонявшиеся войска22. В условиях полного господства на море Северного флота это был крайне дерзкий акт. Остается загадкой, почему он остался не замеченным командованием советского флота?

Получив сообщение об уходе немцев из Киркенеса, К.А.Мерецков приказал командующему 14-й армии срочно перейти в наступление и захватить город. С этой целью генерал В.И.Щербаков, командарм-14, направил два корпуса - 131-й и 99-й -на штурм Киркенеса. 126-й легкий корпус должен был совершить обходной маневр и оседлать дорогу в районе Мункельва. Два других армейских корпуса (31-й и 127-й) имели задачу продолжить преследование противника, отходившего на юго-запад, вдоль дорог на Наутси. Северному флоту и его авиации надлежало блокировать Бек-фьорд и очистить побережье от Коббхольм до Бек-фьорда.

23 октября

14-я армия перешла в наступление на Киркенес. Впрочем, для 131-го корпуса термин "наступление" подходил весьма условно. Его движение вдоль трассы скорее напоминало работу ремонтно-дорожных бригад. Дорога на Киркенес была настолько разрушена, заминирована или завалена, что движение по ней было затруднительным даже для пехоты. За весь день корпус продвинулся лишь на два километра. Поэтому командир 45-й сд отдал приказ ночью форсировать Яр-фьорд севернее Тарнета и зайти противнику в тыл. Для действий в тылу по блокировке дорог был нацелен и 126-й легкий корпус. Но из-за отсутствия продовольствия и амуниции он не смог выступить в назначенный срок.

Более успешным было продвижение 99-го стрелкового корпуса, наступавшего на Киркенес с юга. Переправившись на западный берег озера Сальми-Ярви его части с боями прошли более десяти километров, освободив около 20 норвежских населенных пунктов23.

К наступлению 14-й армии подключились и соединения Северного флота. На рассвете катера капитана 2 ранга Б.А.Пермского высадили в Коббхольм-фьорде 3-й батальон 12-й бригады и отряд 125-го полка морской пехоты. К исходу дня морские пехотинцы заняли оставленную немцами у входа во фьорд береговую батарею и выставили дозоры по всей западной части Яр-фьорда. Десантированный ранее 4-й батальон 12-й бригады вошел в поселок Хайакиатион, где захватил исправную электростанцию24. Благодаря хорошей погоде большую помощь наступавшим сухопутным частям постоянно оказывали авиасоединения Северного флота и 7-й воздушной армии. На коммуникациях противника действовали подводные лодки и торпедные катера. Однако главные силы флота по-прежнему оставались в базе.

24 октября

Советские соединения еще более сузили кольцо вокруг Киркенеса. Ночью 61-й полк 45-й сд 131-го корпуса на амфибиях переправился через Яр-фьорд севернее Стурбукта и захватил плацдарм на западном берегу. Отразив серию яростных контратак, дивизия расширила плацдарм, и продолжила наступление. К концу дня ее части заняли Банген и вышли на восточный берег Бек-фьорда. Другая дивизия корпуса, 14-я, также продвинулась к Бек-фьорду южнее Бангена. Попытки сходу форсировать фьорд были отбиты огнем с противоположного берега. Лишь к концу дня двум ротам 155-го полка удалось переправиться и захватить плацдарм южнее Эльвенеса. Большую помощь при спасении солдат с амфибий, поврежденных во время переправы, оказали норвежские рыбаки Мартен Хандсен и Усланд Хандсен. Не одну роту переправили через фьорд на мотоботах "Фрам" и "Фиск" рыбаки Турольф Пало, Пер Нильсон, Колобер Марфьелер, Хельмар Баренг, Рагнер Павери, Арне Вульф и Мустиу. Жители поселка Банген Васмопермин Удеме, Гурнавер Тартинусен также предоставили солдатам свои лодки и помогли при форсировании фьорда25.

Движение на Киркенес с юга продолжил 99-й корпус. К вечеру части 10-й гвардейской и 65-й стрелковой дивизий корпуса вышли на подступы к станции Бьерневанн, в 10 километрах от Киркенеса, и завязали бои за железные рудники. В одной из штолен солдаты взвода лейтенанта А.Х.Бахтеева из состава 65-й сд обнаружили около 1200 местных жителей, которых немцы собирались увести на запад26. К исходу дня противник был выбит из Ярфьордботна, Эльвенеса, Колтакенгяса.

126-й корпус, получив часть продовольствия и амуниции пришел в движение. Однако его развертывание проходило слишком медленно. Поэтому командарм-14 В.И.Щербаков принял решение отрезать немцам пути отступления силами 28-го полка из состава 10-й гвардейской сд. Майору А.Р.Пасько, командовавшему этим соединением, было приказано броском через тундру к исходу 25 октября выйти в район Мункельва и перерезать дорогу на Лаксельв. Но было слишком поздно. Автоколонны с эвакуантами уже подходили к Мункельву. В полночь 24 октября Киркенес покинули последние две горно-егерские роты. В городе остался лишь саперный взвод, приступивший к уничтожению зданий, складов и портовых сооружений27. Отдельные мобильные подразделения прикрывали подходы к городу. Их поддерживала артиллерия, расположенная на островах и на побережье фьорда. Основная часть гарнизона, а также запасы продовольствия и амуниция еще ночью были отправлены на запад. По данным советской разведки, последние суда каравана, прикрываемые боевыми кораблями, покинули Киркенес в полдень28.

Первыми в 9.00 караван обнаружили самолеты-разведчики Северного флота. Это был первый из шести конвоев, подходивший к Тана-фьорду. Весь день штурмовики и торпедоносцы небольшими группами атаковали транспорты. По отчетам пилотов, им удалось потопить 10 кораблей, из которых немецкие источники подтверждают гибель лишь четырех29.

Из трех подводных лодок, стоявших в это время на позиции, лишь "С-102" заметила конвой и в 12.45 попыталась атаковать. Но, получив повреждения от глубинных бомб, сброшенных с кораблей эскорта, была вынуждена повернуть на базу.

Высаженные в Коббхольм-фьорде десанты морской пехоты в течении суток несли дозорную службу. В 10.30 одна из рот автоматчиков и взвод разведчиков 12-й бригады были переправлена на побережье Хольменгро-фьорда с целью подготовить плацдарм для высадки 63-й бригады морской пехоты 30.

Основные силы флота по-прежнему бездействовали.

25 октября

Этот день стал решающим в сражении за Киркенес. В 5.00. утра 131-й корпус приступил к форсированию Бек-фьорда. В зареве пожаров в Киркенесе залив был как на ладони, что позволило мощной островной артиллерии вести прицельный огонь по наступавшим. Плотная огневая завеса заставила передовые части повернуть назад. Спустя 40 минут, расширив фронт наступления, соединения корпуса повторили атаку. Вскоре 14-я и 45-я сд заняли плацдарм на западном берегу Бек-фьорда и к 10.00. вышли на юго-восточную окраину Киркенеса.

Одновременно с подразделениями 131-го корпуса с юга к городу подошли 24-й и 35-й полки 10-й гвардейской сд из состава 99-го корпуса и вступили в бой в районе рудообогатительного завода. Их поддерживали боевые машины 73-го гвардейского танкового и 378-го тяжелого танко-самоходного полков. К полудню Киркенес был полностью занят советскими войсками. Остатки гарнизона укрылись на острове Скугерей, откуда продолжали обстрел города и его окрестностей. Не смолкала перестрелка и в районе аэродрома Хебугтен (см. АФС Киркенеса).

В то время, когда части 14-й армии подходили к Киркенесу, командующий Северным флотом принял ставшее уже запоздалым решение: высадить десант в заливе Хольменгро-фьорд для того, чтобы отвлечь некоторые силы противника. В шесть часов утра 25 октября два батальона 63-й бригады, не встречая сопротивления, высадились во вражеском тылу. В течении суток один из батальонов под командованием капитана Белоусова прочесал полуостров по направлению к поселку Ропэльвен. Другой батальон майора Красильникова, обследовав побережье залива до маяка и брошенной батареи у входа во фьорд, повернули к Якобснесу. Встреч с неприятелем не было31. Атаки небольших групп штурмовиков и истребителей Северного флота не причинили уходящим на запад конвоям сколько-нибудь существенного ущерба.

Первыми в Киркенес вошли воины 325-го сп 14-й сд подполковника И.Т.Чернецкого, которых прикрывали танки гвардии капитана Устинникова и гвардии старшего лейтенанта Поярчикова32. То, что увидели солдаты, едва поддается описанию. Город напоминал огромную горящую свалку. Лишь частокол труб и еще не рассыпавшиеся стены отдельных зданий указывали на то, что здесь когда-то жили люди. И, тем не менее, несмотря на орудийный обстрел и пожары, из бомбоубежищ и укрытий в сопках в город стали возвращаться его жители. Уже в полдень на центральной площади состоялся митинг, после которого под троекратные оружейные залпы и пение национального гимна мэр города поднял над Киркенесом норвежский флаг. Вечером в подразделениях был зачитан приказ Сталина о представлении отличившихся соединений к наградам и присвоению им почетного наименования "Киркенесских". Москва в очередной раз салютовала в честь воинов Карельского фронта и Северного флота. Но освобождение центра провинции еще не означало полного освобождения Финнмарка.

26 октября

Части 131-го и 99-го корпусов продолжили преследование противника. В течение всего дня не смолкала перестрелка на побережье Бек и Ланг-фьордов, в районе аэродрома Хебугтен. Отступавший арьергард активно поддерживала артиллерия островов и западного побережья фьорда. Лишь к вечеру под ударами 24-го и 35-го полков 10-й гвардейской сд немцы оставили аэродром. В это же время 28-й гвардейский сп 99-го корпуса вышел в район Мункельва и захватил дорогу. И хотя он сделал это с опозданием, по трассе еще продолжали двигаться небольшие части арьергарда. После первых залпов они были рассеяны по тундре и вынуждены были отойти на побережье, где были подобраны своими судами, или под покровом ночи продвигаться на запад, обходя советские заставы33.

Для Северного флота этот день стал весьма знаменательным. Накануне командующий флотом А.Г.Головко в "устном приказе" поручил контр-адмиралу В.А.Фокину вывести ночью эскадру эсминцев для разведки участка от Тана-фьорда до Варде и на обратном пути произвести обстрел этого порта. В течении ночи лидер "Баку", эсминцы "Разумный", "Гремящий" и "Разъяренный", (сами названия которых отражали спектр чувств командующего), прошли намеченным маршрутом, и, не обнаружив целей, в 6.20. подошли к Варде. В городе горели огни, что давало возможность контролировать пеленги на цель. В 6.39. корабли открыли огонь. Обстрел длился 39 минут. За это время было выпущено 597 осколочно-фугасных снарядов. С кораблей наблюдали четыре больших пожара, сопровождавшихся взрывами. В результате ответного огня двух немецких батарей лишь эсминец "Разумный" получил вмятины и пробоины в надстройке34.

Пожалуй, это была самая решительная акция флота по пресечению эвакуации германских войск из Финнмарка, хотя и она была обставлена множеством предосторожностей, не говоря о том, что просто-напросто запоздала. Приказ о выводе эскадры отдавался устно, что предполагало различное его толкование, особенно в случае неудачи. По-прежнему в базе оставался линкор "Архангельск", одно появление которого в Варангер-фьорде сорвало бы эвакуацию немцев, а, возможно, решило бы исход операции в кратчайшие сроки. Конечно, имелась определенная степень риска. Но если вспомнить, что безопасность выходов этого корабля обеспечивалась эскадрами эсминцев, подводных лодок и, как минимум, 30 самолетов, а основные береговые батареи Варангер-фьорда были в руках десантников, то риск практически сводился к нулю. Вероятно, перед А.Г.Головко еще стоял пример расправы Сталина с командованием Черноморским флотом после потопления советских эсминцев в 1942 году. Видимо, не желая рисковать, основную ставку в операциях по срыву германской эвакуации из Заполярья командование продолжало делать на авиацию и торпедные катера.

Если эсминцы не смогли даже с помощью самых современных локаторов обнаружить конвои, то вскоре это сделали самолеты 118-го разведывательного авиаполка. По данным воздушной разведки, авиация Северного флота в течение суток совершила пять крупных налетов на конвои в районе Тана, Сюльте и Бос-фьордов. В результате были потоплены одна десантная баржа (F-201) и три мотобота, повреждены до семи кораблей противника. При этом советская авиация потеряла три самолета.

На поиск конвоев в Варангер-фьорде выходили и торпедные катера. Не обнаружив неприятельских кораблей, один из них (N 228) вошел в гавань Вадсе и выпустил торпеду по стоявшим у причала мотоботам35.

Десанты флота, очистив восточное побережье Бек-фьорда и заняв поселок Ропэльвен, продолжили в этот день движение в сторону Киркенеса36.

27 октября

Части 126-го легкого стрелкового корпуса, преследуя противника, форсировали р.Нейден-Эльв. И опять при переправе через реку помогли местные жители. Э.Кайкунен, А.Лабаху, Л.Сирин и У.Ладаго П.Хендриксен перевезли по воде около четырехсот солдат37. К вечеру советские войска вступили в Нейден, прочесав южный берег реки. Из состава 114-й сд 99-го корпуса был выделен отряд, который продолжил движение за отходящим вдоль дороги немецким арьергардом.

Выход советских войск к Нейдену ускорил эвакуацию немцев с северного побережья Варангер-фьорда. Советской разведкой в районе Вадсе были зафиксированы до 20 вражеских сторожевых кораблей и морских охотников. Оставляя северное побережье фьорда, германские части уничтожали уцелевшие дома и сооружения. 68 очагов пожаров были отмечены в Вадсе на рассвете следующего дня. Созданный на полуострове отряд самообороны, насчитывавший около 140 человек, из-за нехватки оружия едва мог помешать разрушениям38. Наиболее мобильные подразделения морской пехоты в это время находились на пути к Киркенесу. 63-я бригада к исходу дня подошла к Эльвенесу, где остановились на ночлег39.

Авиация Северного флота, продолжала наносить удары по береговым батареям и кораблям противника. Ею в течении дня были потоплены 9 мотоботов и немецкий тральщик (MRS-26). Несколько судов получили повреждения40.

28 октября

В этот день из-за непогоды советские войска активных военных действий не вели. Воспользовавшись этим, немцы ускорили эвакуацию Вадсе. По оперативным данным, в Якобсельв из Вадсе прибыло свыше двух тысяч солдат и офицеров противника. Самолеты Северного флота отмечали интенсивное движение вражеских кораблей в Варангер-фьорде, но не могли ему помешать. Передовые части 99-го корпуса продолжали преследовать противника, отступавшего на Тана 41.

29 октября

Мурманск после очередного налета (Из фондов СГММ)Когда погода несколько улучшилась, советская торпедоносная и штурмовая авиация в три захода вылетала на бомбардировку кораблей в Тана-фьорде. Во время налетов им удалось серьезно повредить по меньшей мере три вражеских корабля. Отдельная штурмовая группа летала на бомбардировку скопления войск в Варде. Торпедные катера с Рыбачьего также попытались выйти на перехват конвоев, но из-за сильного волнения вынуждены были вернуться в базу. Между тем высокая волна не помешала более крупным немецким кораблям с эвакуируемыми частями и грузами перейти из Вадсе в Берлевог. Другая часть немецких войск покинула Вадсе, погрузившись на более, чем 100 автомашин42.

В этот день Военный совет Карельского фронта отдал приказ о переходе 14-й армии к обороне. Приказ командарма-14, продублированный по соединениям закреплял дислокацию корпусов. 99-й корпус занимал позиции по р.Нейден-Эльв, вдоль Ланг-фьорда и Корс-фьорда. 31-й корпус - по линии Ивало - Наутси. Все остальные корпуса (126,127,131,133-й) переходили в резерв армии. Разведчики 114-й сд прошли до 10 километров на север от Нейдена, но противника не обнаружили43.

30 октября

Разведотряд продолжал преследовать противника вдоль дороги на Тана. Основные части армии закреплялись в обороне. Саперные подразделения вели разминирование дорог и населенных пунктов. Всего им удалось обезвредить свыше 15 тысяч мин. Инженерные части, наряду с созданием оборонительных полос, развернули широкие восстановительные работы, оказывая большую помощь местным жителям. Из-за непогоды авиация и корабли активных действий не вели. По сведениям разведотделов фронта и

флота немецкие войска завершили эвакуацию Вадсе. Последние части на 50 автомашинах покинули разрушенный город, направившись в сторону Тана. В это же время противник высадил до одной роты саперов в местечке Нессебю. Бранд-команда сожгла деревню, увезя с собой часть ее обитателей44.

31 октября

Этот день не был отмечен в истории операции в Финнмарке сколько-нибудь заметными событиями. Части 99-го корпуса занимали определенную им приказом диспозицию. 114 сд и 363 сп закреплялся в районе Нейдена и близлежащих высот. 763 сп - на северном берегу Корсфьорда. 10-я гвардейская сд расположилась вдоль Ланг-фьорда. В самом Киркенесе стоял 253-й сп45. Разведотряды отмечали дальнейший отход германских войск на запад и места их дислокации. Около 80 солдат находились в Нессебю, 50 - Вергебю, до 300 - сосредоточены в Киберге46.

1 ноября

Последняя немецкая часть оставила Варде, подрывая уцелевшие инженерные сооружения. Взрывы эти вскоре слились с залпами, прозвучавшими за тысячу километров от этих мест. Москва в четвертый раз салютовала в честь воинов Заполярья. Московский салют стал завершающим аккордом в орудийной какофонии Петсамо-Киркенесской операции. Залпы из 224 орудий заглушили сравнительно редкие выстрелы, еще долго звучавшие над Норвегией. Разведотряды, преследуя противника, продолжали вести бои. Интенсивному обстрелу подверглись советские разведчики у Карлботна. Три дня не прекращался бой возле поселка Тана. 9 января 1945 г. разведка вошла в Лаксельв, который стал, пожалуй, последним населенным пунктом в продвижении советской армии в норвежском Заполярье47.

Петсамо-Киркенесская операция победоносно завершилась. И пусть не все задачи были выполнены в соответствии с планом, главная цель была достигнута. Противник был изгнан с территории советского Заполярья, области Петсамо. Более того, советские войска освободили от оккупантов часть территории Норвегии. Немцы лишились военно-морских и военно-воздушных баз, откуда исходила угроза северным коммуникациям и тыловым базам. В ходе боев германские войска потеряли значительное количество боевой техники, боеприпасов, амуниции. Большой урон понесла германская армия и в живой силе48.

Огромными потерями обернулась победа советской армии. За время операции армия и флот России потеряли 21233 воина, 2122 из них - на территории Норвегии49. Слившись с кровью тысяч норвежских патриотов, погибших в борьбе с оккупантами, кровь солдат стала самой высокой платой за освобождение Норвегии.

Большую помощь оказали русские и мирному населению после изгнания захватчиков. До прибытия норвежской военной миссии и воинских подразделений, командование 14-й армии взяло под свою опеку более, чем 20-тысячное население Финнмарка. Каждый житель был обеспечен минимумом продовольствия. В отдаленных селениях, куда в условиях наступившей полярной зимы добраться было крайне сложно, советские бойцы делили с местными жителями свои скудные пайки. Из-за недостатка жилья для норвежцев командование запретило солдатам занимать уцелевшие дома. С прибытием в Финнмарк союзных норвежских войск, советское руководство передало им необходимое оружие, амуницию и продовольствие. Рассказы о шумных русских парнях, забегаших для обогрева в норвежские дома и как бы невзначай оставлявших обитателям сало или хлеб до сих пор передаются в семьях восточного Финнмарка. Как живы в России рассказы о молчаливых, с виду угрюмых, норвежцах, спасавших русских солдат из ледяной воды фьордов, укрывавших летчиков в горах, помогавших русским военнопленным в "шталагах". В народных преданиях о совместной борьбе за освобождение Норвегии отразились взаимные симпатии двух народов. Именно во взаимных симпатиях народов заложена основа для развития дружеских отношений между государствами на долгие годы.

Примечание

1. Рендулич Л. Управление войсками. М.1974. С.191.

2. Ziemke E. The German Northern Thearte of Operations, 1940- 1945. Department of the Army. Pamphlet No 20-271.Washington, 1959. P.302.

3. Центральный архив Министерства обороны РФ (далее ЦАМО). Ф.342.Оп.5440.Д.168.Л.80.

4. На 1 июля 1944 г. в составе 19-го горно-стрелкового корпуса (командующий генерал Ф.Йодль) состояло 56000 солдат и офицеров. В пяти советских пехотных корпусах перед операцией насчитывалось 96800 человек. Их наступление поддерживали 7 артиллерийских полков и 17 дивизионов, пять бронетанковых полков, 29 инженерных батальонов и два батальона амфибий. В наступавшие со стороны полуострова Средний части Северного флота входило 14500 солдат и офицеров. Их поддерживали 4 артиллерийских полка, а также экипажи боевых кораблей флота. В ходе операции состав 14-й армии пополнился свежими частями, включая 133-й стрелковый корпус (ЦАМО. Ф.363.Оп.6208.Д.282.Л.62; Д.306.Л.50-52. 40 лет народному подвигу.Мурманск,1985.С.45; Иванов Г.С.Победа в Заполярье.//Морской сборник.1964.N10.С.17. Gebhardt J.F. The Petsamo-Kirkenes Operation (October 7-30.1944): A Soviet Joint and Combined Arms Operation in Arctic Terrain// The Journal of Soviet Military Studies.1989.N1.Vol.2.P.83. 5. ЦАМО.Ф.342.Оп.5440.Д.168.Л.89; 40 лет народному подвигу... С.45.

6. В составе 7 воздушной армии, прикрывавшей наступление Карельского фронта насчитывалось 747 самолетов. А ВВС Северного флота из общего числа 563 машины выделило непосредственно для участия в операции 275. К ним следует добавить 65 самолетов 122-й истребительной авиадивизии ПВО, также принимавшей участие в операции. (40 лет народному подвигу...С.45; ЦВМА. Ф.12.Оп.1.Д.77.Л.247об.; Комаров Н.Я. Войска ПВО страны в Петсамо-Киркенесской операции// Военно-исторический журнал (далее ВИЖ). 1974.N10.С.29) Противоположная сторона на 1 октября 1944 г. имела, по данным советской разведки, позднее подтвержденным немецкими источниками, лишь 70-75 самолетов. (Центральный военно-морской архив (далее ЦВМА).Ф.12.Оп.1.Д.77.Л.247; B.Hafsten,U.Larstuvold,B.Olsen, S.Stenersen. Flyalarm. Luftkrigen over Norge.1939-1945.S.224- 225.

7. Рендулич Л.Указ.соч.С.196; Румянцев Н.М. Разгром врага в Заполярье. (1941-1945 гг.). М.: Воениздат, 1963. C.180.

8. Румянцев Н.М. Разгром врага в Заполярье...С.177.

9. ЦАМО.Ф.363.Оп.6208.Д.306.Л.63.

10. Там же.Оп.37448.Д.3.Л.68.

11. Румянцев Н.М. Указ.соч. С.198.

12. Udgaard N.M. Great Power Politics and Norwegian Foreign Policy. Oslo-Bergen-Tromso.1973.P.45,62. Более подробно о ходе переговоров см.: Черчилль У. Вторая мировая война. В 3-книгах. Кн.3.Т.6.Триумф и трагедия.М.:Воениздат,1991. С.448-462; Бережков В.М. Как я стал переводчиком Сталина. М.,1993. С.321-326.

13. ЦАМО.Ф.363.Оп.6208.Д.306.Л.71.

14. Там же. Д.282.Л.62.

15. Там же. Оп.37448.Д.3.Л.77. Микульский С., Абсалямов М. Наступательные бои 99 и 31 стрелковых корпусов в Заполярье.М,1959.С.78. Ради справедливости следует заметить, что в 1941 г. подобным образом заблудились части немецких 136-го и 137 гсп, наступавшие на Мурманск. (Buchner A. Attack in the Tundra // Military Review. 1956. N1. Vol.36.P.102-103.)

16. Румянцев Н.М. Разгром врага в Заполярье...С.215.

17. ЦАМО.Ф.363.Оп.6230.Д.38.Л.20.

18. ЦАМО.Ф.363.Оп.6208.Д.306.Л.74.

19. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.68.Л.80-82.

20. Румянцев Н.М. Разгром врага в Заполярье...С.218.

21. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.88.Л.262-262об.; Ziemke E.F. The German Northern Theatre of Operations... Р.308.

22. ЦАМО.Ф.363.Оп.6230.Д.38.Л.20,32,40.

23. Там же. Оп.6208.Д.306.Л.80-81.

24. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.68.Л.83.

25.ЦАМО.Ф.363.Оп.6208.Д.282.Л.86; Румянцев Н.М.Разгром врага в Заполярье...С.222, 225; И.Исаев, Л.Козлов. Как был взят Киркенес.//Это было на Крайнем Севере.Мурманск,1964. С.298. Г.С.Фиш. На земле соседей.//Через фьорды. Изд.2-е дополненное.М., 1969.С.204.

26. ЦАМО.Ф.363.Оп.6230.Д.38.Л.29.

27. Там же.Л.40.

28. Там же.Л.37.

29.ЦВМА.Ф.12.Оп.1.Д.77.Л.264об.-266.Meister J.Der Seekrieg in der osteuropaischen Gewassern. Munchen.1958; Rohver J., Hummelchen G. Chronik der Seekrieg 1939-1945.Stuttgart. 1968.S.490.

30. Отделение ЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163.Л.383.

31. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.68.Л.88-91.

32. И.Исаев, Л.Козлов.Указ.соч.С.299; ЦАМО.Ф.1280.Оп.1. Д.110.Л.224 об.

33. Х.А.Худалов. На главном направлении.//Через фьорды... С.83-85

34. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.68.Л.104-106. Как показали впоследствии данные разведки артиллерийским огнем в порту Варде были сильно повреждены три причала, дрифтербот и ряд городских зданий (ОЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163. Л.393).

35. ОЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163.Л.393-394.

36. ЦВМА.Ф.767.Оп.2.Д.68.Л.91.

37. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны.Кн.2.М.,1973. С.408.

38. ЦАМО.Ф.363.Оп.6230.Д.38.Л.49-50.

39. ЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163.Л.395.

40. Там же.Л.396.

41. Там же; ЦАМО.Ф.363.Оп.6208.Д.282.Л.93-94.

42. ЦАМО.Ф.363.Оп.6230.Д.38.Л.49.

43. Там же. Ф.363.Оп.6208.Д.282.Л.96,98; Оп.6230.Д.38.Л.32.

44. Там же. Оп.6230.Д.38.Л.50.

45. Там же. Оп.6208.Д.282.Л.98.

46. Там же. Оп.6230.Д.38.Л.54.

47. Там же. Д.41.Л.11.

48. Согласно советским источникам, противник за время операции, т.е. с 7 по 31 октября 1944 г. потерял (в знаменателе из числа потерь выделены трофеи) 276/50 самолетов, 26/7 танков, 267/111 кораблей, судов и "лодок военного типа", 1563/449 автомашин, 519/243 орудий, 1349/664 пулеметов и другой военной техники. Безвозвратные потери немецких войск в операции составили 35206 солдат и офицеров, в том числе 1756 человек - военнопленные.(ЦАМО.Ф.342.Оп.5440.Д.168.Л.90; ЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163.Л.408-409.) К сожалению, эти данные до сих пор без критического анализа переходят из одного издания в другое. Между тем, достаточно лишь сравнить эти цифры с оснащенностью 20-й лапландской армии накануне операции, чтобы убедиться, в завышении этих данных по меньшей мере вдвое, а то и втрое. Так, немецкие источники подтверждают потерю в октябре 1944 г. лишь 26 самолетов, что ближе к реальной цифре. Вспомним, что накануне операции 5-й немецкий воздушный флот насчитывал на мурманском направлении всего лишь около 75 машин. Людские потери также серьезно завышены, если учесть, что советские части в наступлении (sic!) потеряли 5270 человек убитыми. А если принять во внимание тот факт, что соотношение численности убитых к числу выведенным из строя по ранению, болезни или иным причинам, как правило, равно 1:3, то общие потери немецких войск в операции должны составлять более 100 тысяч человек, что почти вдвое превышает численность германских войск накануне операции.(!) Думается, что более верную общую цифру германских потерь называет J.F.Gebhardt - около 9 тысяч человек.(см.:The Journal of Soviet Military Studies. 1989.N1.Vol.2.P.65.)

49. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. М..: Воениздат, 1993.С.210; ЦАМО.Ф.363.Оп.6251.Д.111.Л.194-195; ЦВМА.Ф.Морской генеральный штаб.Д.13163.Л.408-409.