Р.Ю. Болдырев

РУССКИЙ СЕВЕР ГЛАЗАМИ ГЕРМАНСКОЙ РАЗВЕДКИ.
МОЛОТОВСК В ДОКУМЕНТАХ АРМИИ “НОРВЕГИЯ”.

Во многих исследованиях о войне на Севере, написанных до 1991 года, можно было найти фразы о важной роли, отводимой германским командованием нашему краю, его обширным завоевательным планам относительно данного региона. Осуществить их поручалось, по утверждениям наших историков, армии “Норвегия”.

Аэрофотосъемка (АФС) результатов бомбардировки Мурманска 16 июня 1942 г., сделанная с Ju-88 124-го разведывательного отряда (из архива Вернера Хорста)Обратимся к немецким первоисточникам. Согласно военному дневнику, который вел начальник штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Гальдер (запись о совещании у Гитлера в Бергхофе 31 июля 1940 г.), целью войны на Севере является “Финляндия до Белого моря”. В Директиве № 21 от 18 декабря 1940 г., более известной нашему читателю под названием План “Барбаросса”, Гитлер поставил перед 21-й армией и 20-й горной армией “Норвегия” более чем скромную задачу:

“…Важнейшей задачей 21-й армии и в течение Восточной кампании остается оборона Норвегии.

Имеющиеся сверх того силы (горный корпус) следует использовать на Севере прежде всего для обороны областей Петсамо (Печенга) и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эти силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям.

Будет ли такая операция осуществлена силами немецких войск (две-три дивизии) из района Рованиеми и южнее его, зависит от готовности Швеции предоставить свои железные дороги в наше распоряжение для переброски войск...”.

Как видно из цитируемого документа, никаких далеко идущих планов нет, более того, осуществление уже намеченных мероприятий ставится под сомнение из-за позиции Швеции. Эта точка зрения, разделяемая иностранными историками, не согласуется с советскими взглядами на Вторую мировую войну в Арктике. До недавнего времени разрешить этот парадокс историкам было очень сложно – не хватало источников, подтверждающих или опровергающих устоявшееся, но документально не подтвержденное мнение советских историков. С недавних пор это стало возможным.

В военном архиве ФРГ в городе Фрайбурге английские и норвежские историки обнаружили документ под названием “Сборная папка о тыловой области противника перед горным А.О.К. 20” и передали его нам. Надо отметить, что под аббревиатурой “А.О.К. 20” скрывается немецкий 20-й горнострелковый корпус, который после мобилизации 1941 года увеличился в три раза и превратился в 20-ю горную армию, известную у нас в стране под названием “горная армия “Норвегия”. Это 262-хстраничное исследование было подготовлено аналитической службой Германии специально для командования армии и содержит в себе всю информацию, которой обладала немецкая разведка о Русском Севере на 1 февраля 1943 года.

Документ, по сути, является уникальным источником информации – впервые в одном месте в сжатом виде можно прочитать о том, каким представляли себе немцы Север России в годы войны, узнать о том, что интересовало их здесь, и, следовательно, сделать вывод: какие цели ставило германское командование перед своими солдатами, ради чего они должны были здесь умирать.

* * *

Прежде, чем приступить к анализу самого документа, хотелось бы рассказать об источниках немецких знаний о Севере.

Все началось в те далекие времена, когда на берегах Северной Двины раскинулось первое немецкое поселение – Немецкая слобода в Архангельске. Представители Германии занимались внутренней и внешней торговлей, пользуясь благосклонностью правившей на российском престоле династии Романовых, почти каждый из членов которой либо нес в себе частицу немецкой крови, либо имел супружеские связи с германскими монархическими домами. Многие из них, покидая свое Отечество, принимали российское подданство, навсегда связывая свою судьбу с новой Родиной. В XIX веке немецкие предприниматели получают выгодные концессии на разработку основного богатства Севера – лесов. В различных пунктах появляются лесозаготовительные, деревообрабатывающие предприятия иностранных заводчиков. Активно ведется торговля со странами Западной Европы, в Архангельском областном архиве сохранилось немало документов с именами немецких капитанов и названиями их судов, заходивших в архангельский порт в то время. К началу Первой мировой войны германская разведка уже накопила определенный объем информации о нашем регионе, был разработан и осуществлен ряд операций: минные постановки в Горле Белого моря, диверсии в порту и на других объектах. Однако сил и средств для более мощного противодействия Антанте и морскому снабжению в северных водах у немцев не было. Последняя попытка захватить часть территории Кольского полуострова была предпринята в 1918 году руками финских солдат (шюцкора), но и она закончилась неудачей.

С поражением Германии в войне информация, накопленная разведкой, не исчезла, а осела на дно сейфов рейхсвера. В 1935 году она перекочевала в архивы только что созданного вермахта. По мере своих возможностей немцы пополняли и уточняли ее. Источниками информации служили советские справочные издания периода коллективизации и индустриализации (источник иногда очень сомнительный) и данные немецких торговых судов, заходивших в наши порты в период НЭПа.

Новый этап наступил в 1939 году, после подписания 23 августа пакта Молотова-Риббентропа, вступления Германии (1 сентября) и СССР (17 сентября) в войну против Польши. Началась Вторая мировая война, на первом этапе которой Гитлер и Сталин выступали фактически в роли союзников. Осенью того же года на Крайнем Севере, на Кольском полуострове в Западной Лице, германскому флоту была предоставлена военно-морская база (в немецких документах она известна как “Базис Норд”). В нее приходили немецкие суда, которые война застала в открытом море или в иностранных портах. Так, например, английская разведка и флот Ее Величества сбились с ног, разыскивая немецкий лайнер “Бремен” (его вместимость позволяла, после некоторых переделок, за один рейс перевезти целую дивизию со всем имуществом), вышедший из Нью-Йорка и исчезнувший в просторах Атлантики. К изумлению англичан, карауливших лайнер у берегов Германии, он вдруг очутился... в Мурманске. “Базис Норд” проработала до 1940 года. За это время немецкие рейдеры приводили в базу захваченные суда, из нее выходили на задания подводные лодки, отсюда тронулись в путь несколько транспортов с десантниками, решившими судьбу Тронхейма в ходе оккупации Норвегии. Работники базы накопили обширный материал о Кольском полуострове, условиях плавания в северных широтах.

Следующим проявлением дружбы СССР и Германии стала проводка в августе 1940 года ледоколами “Ленин”, “Сталин” и “Каганович” немецкого вспомогательного крейсера “Комет” по Северному морскому пути. Рейдер Кригсмарине пиратствовал затем на беззащитных коммуникациях англичан в Тихом океане. Но не это было главным: на борту корабля во время перехода находились опытные сотрудники военно-морской разведки, которые собрали ценнейшие сведения о побережье Арктики, условиях навигации и т.д. Это позволило уже в годы войны против Советского Союза организовать ряд военных операций на Северном морском пути. Важные данные поставляла разведка Люфтваффе.

Тем не менее, с началом войны германское командование убедилось, что объем располагаемых сведений о Севере явно недостаточен. Начались работы по тщательной аэрофотосъемке (немцы не имели даже точных карт местности), заброска агентуры в тыл советских войск. Успеху проникновения немецких разведчиков немало способствовали условия края: огромная и малозаселенная территория, сильно пересеченная лесистая и болотистая местность, отсутствие по природным причинам сплошной линии фронта. Эти меры позволили в значительной мере детализировать немецкие представления о Севере России.

* * *

АФС аэродрома "Ягодник" ("Архангельска-3"), сделанная с Ju-88 обер-лейтенанта Рамиса из 124-го разведывательного отряда 24 августа 1942 г.Итак, что же знал противник о нашем регионе? Обратимся к анализу документа. В папке была собрана и систематизирована информация, полученная в 30-40-е годы из различных источников. Документ делится на следующие разделы:

Построение ландшафта, почвенные условия и проходимость Кольского полуострова и Северной Карелии;

Климат, почва и растительность;

Население;

Горная промышленность;

Экономика;

Транспорт;

Военное расположение;

Описание населенных пунктов.

К собственно текстовому тому прилагались также комплект карт Северной России и комплект эскизов населенных пунктов, планы городов.

Теперь мы бы хотели охарактеризовать каждый раздел документа, чтобы на основе этого анализа сделать выводы о количестве и качестве материала, накопленного немецкой разведкой, методах сбора и обработки информации.

Первый раздел (6 страниц) посвящен вопросам ландшафта Кольского полуострова и Северной Карелии, а именно: чисто военным вопросам проходимости тех или иных участков территории, удобства побережья для высадки десантов. Перед человеком, писавшим его, стояла трудная задача, приводимые данные скупы и отрывочны. Отдельно были охарактеризованы различные виды почвы и рельефа (правда, скорее на уровне учебников по тактике). Более подробная информация могла быть получена только опытным путем, для этого нужно было иметь разветвленную и хорошо подготовленную агентуру в тылу у советских войск, чего, очевидно, у немцев не было.

Раздел “B” (4 страницы), посвященный климату, почве и растительности Севера, также страдает односторонностью освещения. Писавший его специалист использовал в своей работе книгу “Климат и погода в странах Северной Европы”, изданную в 1941 г. в Берлине Имперской службой метеорологии (Reichsamt fьr Wetterdienst). Отсутствует критический подход, почерпнутые из одного источника сведения не были перепроверены, и это при том, что погодные условия Норвегии, Исландии и других северных стран, находящихся в зоне действия Гольфстрима, во многом не соответствуют российским погодным условиям. Обширные данные по полярной навигации, полученные немцами при проводке крейсера “Комет” не были использованы (нет ссылок на это). Остается предположить, что у разработчиков данного документа не было контактов с морской разведкой Кригсмарине. Особое внимание было уделено продолжительности полярного дня и ночи, времени начала и продолжительности зимы, осадкам, началу оттепелей, ледоставу и ледоходу.

Раздел “С” (3 страницы), описывающий население Севера, базируется на официальных данных советской статистики (не перепроверенных), собственные данные немецкой агентуры по этому вопросу были скудны (имеются лишь отдельные указания на допросы военнопленных). Численность населения дана на 1939 г., динамика последнего времени не была отслежена. Между тем, с началом войны значительная часть населения была мобилизована в армию, на строительство оборонительных рубежей, для других целей; изменилось количество населения, проживающего на Севере, его социальная, половозрастная структура. Не ясной для немцев осталась численность заключенных, содержавшихся и работавших в многочисленных лагерях ГУЛАГа и их отделениях. Заключенные советских концлагерей внесли существенный вклад в дело победы нашей страны над гитлеровской Германией, но немцы не имели возможности хотя бы приблизительно оценить людской и производственный потенциал, находившийся в ведении НКВД (в их распоряжении были только довоенные данные по Коми АССР). Была сделана попытка провести исследование местного населения по национальному признаку. Особо учитывались финно-угорские народы (карелы, финны, вепсы): на Севере планировалось создать “Великую Финляндию” от Балтийского до Белого моря.

Раздел “D” о горной промышленности (19 страниц) был разработан 27-й Службой военной геологии (Wehrgeologenstelle 27). Он оказался одним из наиболее удачных и полных. Начинается с краткого ретроспективного вступления, в котором представлено развитие горной промышленности в различных районах Севера в 1929-1939 гг. Приведены основные районы добычи на Севере, промышленные связи предприятия по перевозке и обработке руды. Для некоторых стратегически важных материалов приведены схемы обогащения и переработки руды, технологии получения сырья для промышленности. Описание ведется по минералогическому принципу (по группам) по следующей схеме: минерал – способ добычи – условия добычи – размер запасов и добычи – районы месторождений (по данным аэрофотосъемки были сделаны эскизы). Раздел снабжен специальным справочником, в котором обозначены металлы, другие виды сырья, получаемые из тех или иных горных пород, залегающих на Севере. Сотрудники, писавшие раздел, обработали и агентурные данные за 1941 год, первый год войны. Важно отметить, что описаны только Кольский полуостров и Северная Карелия. Видимо, эксплуатация ресурсов Архангельской области и Республики Коми не предполагалась.

Раздел “Е” (32 страницы) посвящен различным отраслям экономики Русского Севера (сельское и лесное хозяйство, охота и рыболовство, полезные ископаемые, промышленность, энергетика), которые были охарактеризованы недостаточно полно. Активно, без перепроверки, цитируются данные советской статистики. Многие данные, например, по траловому флоту, с началом войны устарели. Значительная часть судов тралового флота (все крупные суда, способные вести промысел далеко от берега) в 1941 г. была мобилизована и вооружена. Эти корабли пошли на пополнение состава Северного флота и созданной Беломорской военной флотилии, следовательно, добыча рыбы в море резко сократилась (в том числе и из-за минирования коммуникаций нашим флотом и кораблями противника). Уделено внимание строительной, авто- и судоремонтной промышленности, однако, приводимые данные отрывочны, не связаны между собой и, зачастую, не перепроверены. Крайне неудовлетворительно описана военная промышленность региона. Немцы попытались “привязать” производство тех или иных видов вооружения и боеприпасов к тем конкретным предприятиям, но получилось это у них плохо. Описание энергоснабжения дано на перспективу, немцев более интересовали возможности использования гидро- и торфоресурсов в будущем. С точки зрения любой разведки важно получить данные по сельскому хозяйству и пищевой промышленности противника, чтобы выявить его запасы продовольствия и способы их пополнения. Сотрудникам германской разведки не удалось детально исследовать этот вопрос: полностью отсутствуют данные о поставках продовольствия по ленд-лизу, а для Севера они были крайне важны. Без разработки данного вопроса трудно было бы устроить продовольственную блокаду Северной России, чего желало добиться немецкое командование. Таким образом, сроки окончания победоносной войны на северном театре военных действий становились неясными.

Раздел “F” (83 страницы) подробно освещает всю транспортную систему Севера (железные и автомобильные дороги, водные пути). Наиболее подробны данные по Мурманской области и Карелии, например, по Мурманской железной дороге и ее ответвлениям представлена информация буквально по каждому километру трассы (количество колей, развилки, объездные пути, станции и вокзалы, полустанки, мосты и переезды, водокачки, депо, деревни и города вдоль дороги, причалы, аэродромы, склады и терминалы), менее подробно – Архангельской области, наиболее скудны данные по Республике Коми. Это объясняется тем, что информация получалась преимущественно при помощи аэрофотосъемки, агентурная сеть и показания военнопленных привлекались реже. Снимки вокзалов, станций, полустанков, мостов и других важных объектов делали немецкие самолеты-разведчики с высоты 6-7 тысяч метров, затем они попадали в специальные службы Люфтваффе, которые занимались их расшифровкой. Авторы документа проделало поистине гигантскую работу, раздел является самым обширным в документе. Полученная информация давала немцам возможность организовывать периодические бомбардировки и диверсии на советских транспортных объектах.

Раздел “G” (57 страниц) представляет нам военное расположение советских войск на Севере глазами германской разведки (береговые укрепления, аэродромы, позиции артиллерии и ПВО, полевые укрепления вдоль линии фронта, склады снабжения, полевые укрепления, линии снабжения и связи). При его подготовке были использованы и аэрофотосъемка, и агентурные данные, и показания военнопленных. В большинстве случаев, особенно на Кольском полуострове, удалось отличить настоящие позиции от имитационных макетов (это специально указано в тексте). Выявлен и указан калибр орудий береговой обороны, пулеметов в дотах, засечены наблюдательные и командные пункты советских войск, радиостанции связи, минные поля, заграждения из колючей проволоки и т.д.

Описаны аэродромы и их инфраструктура, количество самолетов, закрытых и открытых капониров для них. Описаны аэродромы действующие, строящиеся, непригодные для использования (выведенные из строя) и резервные (аэродромы подскока, аэродромы для вынужденной посадки). Особо отмечены аэродромы, используемые RAF Великобритании и советской авиацией для прикрытия путей движения конвоев.

При описании линии фронта особое внимание уделено проходимости, наличию заслонов в промежуточных районах. Ввиду того, что фронт не представлял собой сплошной линии, можно было забрасывать разведывательные и диверсионные группы в тыл врага, чем активно пользовались обе воюющие стороны.

Проанализировано снабжение частей Красной Армии всем необходимым, выявлены склады РККА в тылу (боеприпасы и взрывчатые вещества, топливо, обмундирование и снаряжение, стройматериалы, запчасти к самолетам, медикаменты, кавалерийское депо), их расположение было нанесено на карты и эскизы. Особо отмечены условия складирования: так в записи о Беломорске сказано, что боеприпасы в ящиках складированы под открытым небом, без достаточного охранения.

АФС о. Краснофлотский в архангельске, сделанная обер-лейтенантом Лоосом с Ju-88 1-й группы 22-й эскадры 17 мая 1942 г. - незадолго до начала массированных бомбардировок Архангельска и, в частности, Краснофлотского острова. (Получена от Рюне Раутио)Немцам удалось установить и засечь почти все радиомаяки вдоль побережья Баренцева моря, их частоту, громкость звучания и опознавательные сигналы. Определены места радиостанций НКВД, метеорологических служб Карельского фронта и Северного флота. Помощь в этом, очевидно, оказал центр радиоразведки в Тромсё и корабли Кригсмарине.

Из представленных немцами данных рисуется картина мощной оборонительной системы Красной Армии (три оборонительных рубежа вдоль линии фронта, тыловые и береговые укрепления, мощные военно-морские базы), становится ясно, что сил, находящихся в распоряжении немецкого сухопутного и морского командования на Севере, было явно недостаточно для прорыва, а тем более для развития успеха.

В разделе “Н” (46 страниц) систематизированы по алфавиту, от A до W, населенные пункты Русского Севера. Указывается их местоположение, численность населения, климат, экономика и военное значение. Наиболее подробны (до 8 страниц) материалы по Архангельску, Кандалакше и Мурманску. Значительному числу описаний соответствуют эскизы из Приложения, на которые нанесены важнейшие объекты. Отмечены важнейшие цели для бомбардировок и диверсий - здания городских и партийных органов власти, военные части, склады, заводы, важнейшие учреждения и т.д.

На основании анализа документа нам представляется возможным сделать следующие выводы:

Изучение Русского Севера германской разведкой началось по многим направлениям после начала войны.

Заброска агентуры продолжалась уже в ходе войны.

Наиболее интересовали немцев Кольский полуостров и Карелия, т.е. районы, расположенные вдоль линии фронта (границы).

Данные, собранные немецкой разведкой, были разрозненны, неточны, а в некоторых случаях просто сомнительны.

Вопрос обеспечения Севера сырьевыми ресурсами и продовольствием остался для немецкого командования тайной.

А следовательно:

Накопленных данных было недостаточно, чтобы завоевать Север. Продвигаться далее Карелии и Мурманской области немцы не смогли бы.

Активных наступательных действий на Севере, а тем более выхода на рубеж реки Северная Двина (линия Архангельск-Астрахань) силами горной армии “Норвегия (А.О.К. 20)” не планировалось.

* * *

Что же именно знали немцы о Молотовске, его роли в войне? Попытаемся суммировать все данные об этом городе, разбросанные по разным разделам документа.

Береговые укрепления у Молотовска

“… У Молотовска

В Молотовске большая военная гавань с еще не полностью законченной кораблестроительной верфью, на которой, например, зимой 1941 - 1942 годов ремонтировались большие ледоколы "Ленин" и "Иосиф Сталин", поврежденные от бомбардировки. Фабрика по производству боеприпасов и торпед. Западнее города, на берегу, расположена батарея с 4 13 см - орудиями. На северо-западе города зенитная позиция, на юге позиция для прожекторов или звукоулавливателей. Сильнее укреплен расположенный впереди остров Ягры, где в больших казарменных постройках размещены войска силой не менее 1 полка. На юге для защиты гавани и верфи не менее 3 зенитных позиций, на севере расположены батареи артиллерийского полка и морская дальнобойная артиллерия (калибр 12,5 и 15,2 см).

Летний берег

Между Пертоминском и Молотовском в 1941 году по всему побережью были построены полевые укрепления. Окопы с гнездами для пулеметов, стрелков и противотанковых пушек. Кроме того, должны были быть построены также позиции для 12,2 и 7,5 см - орудий (у Солзы, Неноксы, Сюзьмы, Красногорской и Пертоминска), далее позиции для 4,5 и 7,6 см - зенитных орудий…”

АЭРОДРОМЫ

“…На острове Ягры, севернее Молотовска, водный аэродром, не занят…”.

РАДИОСТАНЦИИ

“…Другие радиостанции Белого моря расположены в:

… Молотовск (на юго-западе города)…”.

ОПИСАНИЕ ГОРОДА МОЛОТОВСК

“Город при впадении Никольского рукава Северной Двины в Белое море, приблизительно в 35 км западнее Архангельска. На 1941 год город должен насчитывать около 20 тыс. жителей, кроме того, около 15-20 тыс. заключенных.

Городу всего несколько лет. В 1933, по другим данным в 1936 году, он был основан на месте бывшего монастыря напротив острова Ягры одновременно с большой верфью “Судострой”. Сооружения верфи, занимающие, по меньшей мере, площадь 3000 х 700 м, должны служить для строительства и ремонта торговых судов и ледоколов, равно как и военных кораблей Северного флота. Строительство верфи, которое при болотистости грунта вело к необходимости бесчисленных укреплений фундамента бетоном, производилось с большой поспешностью, в 1937 году [на строительстве] должно было быть занято более чем 70 тыс. рабочих. По подтвержденным данным 1938 года на стапеле были заложены 1 линкор, 1-2 крейсера, множество эсминцев и до 12 (?) ледоколов. По рассказам военнопленных в июне 1941 года в постройке находился один военный корабль длиной 200 м. Верфь и порт еще не готовы. Как стало известно из аэрофотоснимков, большой эллинг, по-видимому, уже готов, примерно 300 х 125 м, большие эллинги еще не отрыты. Бетонные работы и строительство шлюзов не продвигается дальше с зимы 1941-42 гг. Второй большой цех, который должен служить для обработки стальных плит, уже готов. В больших мастерских и монтажных цехах (токарный цех, фрезеровочный, мастерские для электрической сварки, литейный цех, модельный цех), из которых 11 уже готовы (3-4 в постройке), работают уже с 1937 или 1938 года. В июне 1941 года там использовалось уже около 15 тыс. рабочих в три смены. Теперь за отсутствием рабочей силы в ремонтных мастерских работают женщины и дети и многие отделы выведены из эксплуатации. На северном эллинге верфи по аэрофотоснимкам в 1942 году были обнаружены 2 эсминца в постройке. Зимой 1941-42 гг. по рассказам военнопленных на ремонте на верфи находились оба больших ледокола “Ленин” и “Иосиф Сталин”, поврежденные при авианалете. Большая электростанция, призванная снабжать Молотовск и Архангельск электричеством, расположена в восточной части верфи. Порт, в котором разгружается также часть англо-американских конвоев, еще углубляется. Имеется в наличии 3 причала общей длиной 550 м.

Другие сооружения:

3 больших подземных склада топлива и смазочных материалов в западной части порта и 1 новый склад, частично еще в постройке, на юго-западе города. Небольшой угольный склад для кораблей. На берегу Никольского рукава реки расположены большие склады дерева и лесопилки, еще одна лесопилка в районе порта, которая производит, по-видимому, строительную древесину для верфи.

В районе вокзала многочисленные маневровые пути и складские помещения, дальше железнодорожные ремонтные мастерские. Кроме того, в Молотовске должны находиться фабрика по производству торпед и боеприпасов.

Радиостанция, предположительно, в юго-западной части города. На острове Ягры, к которому ведет автодорожный мост, расположены обширные казармы, в которых были размещены, по меньшей мере, 1 пехотный полк (?) и моряки. На острове располагается также лагерь для уголовных преступников на 2 тыс. человек. Кроме того, зенитные и береговые батареи. Также западнее устья реки расположена береговая батарея. Зенитные и прожекторные позиции в южной и восточной частях города.

Транспортное сообщение:

Построенная в 1938 году железнодорожная линия на Архангельск ведет пока что по кривой через Исакогорку на Архангельск. Прямая линия на Исакогорку находится в уже достаточно готовом состоянии. Кроме того, предпринимается строительство железнодорожного сообщения через Рикасиху - Цигломень в направлении железнодорожной станции Архангельск. Шоссейная дорога на Архангельск идет длительным объездом через Лахту и Исакогорку. Новая дорога вдоль Никольского рукава через Рикасиху на Архангельск уже частично заложена, также только частично проведена выторфовка. Зимой дорога на Архангельск пролегает по льду”.

Из приведенных отрывков документа видно, что немецкая разведка имела большой объем сведений о городе. На основании данных аэрофотосъемки и других источников был составлен план города, на нем были отмечены наиболее важные объекты промышленного и военного значения. План предназначался прежде всего для летчиков Люфтваффе, производивших бомбардировки городских объектов, а также для других целей.

Тем не менее, многие данные опущены или поставлены под сомнение: перепроверить их по другим источникам немцам не удалось. Информация о заводе № 402 явно недостаточна, в некоторых случаях просто ложна; можно предположить, что агентуры на предприятии у них не было. Все же с уверенностью можно сказать, что германская разведка осознавала важное место, занимаемое Молотовском: участие порта в приемке полярных конвоев, судостроение и судоремонт, производство боеприпасов, производство электроэнергии, аэродром и воинские части - все это фигурирует в документе.