СУПРУН М.Н.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ ПОСТАВКИ В СССР ПО ЛЕНД-ЛИЗУ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

22 июня 1941 г. танковые колонны вермахта углубились в территориальное пространство СССР, сея смерть и разрушения. Под их гусеницами рушилась не только военная мощь Советского Союза. Колоссальный удар был нанесен всему народному хозяйству, в том числе и его еще не окрепшей после коллективизации продовольственной системе. Нацисты заняли территорию, где до войны проживало 40 % населения страны, производилось 84 % сахара, 38 % зерна, 60 % (1). Значительная часть продовольственных запасов досталась оккупантам. На Украине - житнице страны - гитлеровцам за четыре месяца боев удалось захватить треть запаcов зерна и более половины тракторов, подлежавших эвакуации. Десятки тысяч тонн продовольствия были уничтожены отступавшими советскими частями: вывезти уже не успевали (2).

Несмотря на потери, страна еще не испытывала острой нехватки продуктов. Карточное снабжение в городах было введено лишь в сентябре. Утрата продовольственных запасов компенсировалась, как это ни кощунственно звучит, потерями их потребителей: до 60 млн. советских граждан оказались на оккупированной территории (3). Но вскоре по всей стране возник дефицит отдельных видов продовольствия (сахара, хлеба, товаров традиционного импорта). Враг все дальше шел на восток. Угроза голода становилась все более реальной и могла перекинуться на армию. В этой связи советское правительство не только предприняло ряд срочных мер по мобилизации внутренних ресурсов, но и было вынуждено обратиться за помощью к союзникам.

С первых дней войны руководство Великобритании и США заявило о своей поддержке Советского Союза и о стремлении оказать ему всяческую помощь. До начала сентября эта помощь поступала за наличный расчет или по кредитам и состояла главным образом из различных видов оружия. С переводом же поставок на условия ленд-лиза, т.е. сдачи в аренду, что было сделано Великобританией 6 сентября, а США - 7 ноября 1941 года,- в номенклатуру грузов во все больших масштабах стало включаться продовольствие.(4) На Московской трехсторонней конференции (29 сентября - 1 октября 1941 г.), выработавшей первый из четырех Протоколов о поставках, Советский Союз запросил об отправке в его порты ежемесячно 200 тыс. т пшеницы, 70 тыс. т сахара и 1,5 тыс. т какао, что предполагало полное обеспечение этими продуктами 10-миллионной армии (5). И пусть не в таких количествах, хотя и во все более увеличивающихся объемах, в Россию стало поступать продовольствие. Помимо муки и сахара, первые пароходы доставили высококалорийные обезвоженные или консервированные продукты. Как бы ни шутили фронтовые острословы, называя американские мясные консервы "вторым фронтом", а яичный порошок "рузвельтовыми яйцами", они пришлись как нельзя кстати для пробивавшихся из окружения под Москвой армий, но особенно для осажденного Ленинграда и городов Крайнего Севера. Один из таких потоков продовольствия шел через Архангельск. Здесь за первую военную зиму от голода и болезней умерло 20 тыс. человек - каждый десятый житель предвоенного города (6). И если бы не те 10 тыс.т канадской пшеницы, которую после долгих проволочек разрешил оставить в Архангельске "отец народов", неизвестно, сколько бы еще людей подкосил голод (7). Не менее сложно подсчитать, сколько жизней в освобожденных районах спасли те 9 тыс. т семян, переброшенных в Россию по иранскому "воздушному мосту" к началу весенних полевых работ 1942 г. (8). Впрочем, в общем продовольственном "котле" Красной Армии в первый год войны импортные продукты едва составили бы сотую часть. К июлю 1942 г., т.е. к концу действия Первого Протокола, в СССР было завезено из США и Великобритании 392 тыс.т продовольствия на 90 млн. долл.(9).

Первый Протокол не мог учесть всех трудностей организации производства и доставки. Наиболее остро тогда стояла проблема транспорта. А только ввезенные продовольственные грузы заняли четверть всего тоннажа. Бесспорно, важнее было заполнить трюмы пароходов оружием и боеприпасами. Это понимала и советская сторона, разрабатывая в апреле заявку для Второго Протокола. Продовольственную проблему в стране предполагалось решить за счет внутренних ресурсов: увеличения посевных площадей, разведения мелкого рогатого скота и птицы, развития местных промыслов, нормирования продуктов.

Но к лету положение на фронте, а следовательно, и во всей стране резко ухудшилось. Германские войска развернули грандиозное наступление на Юге. К осени 1942 г., враг серпами танковых колонн отрезал самые плодородные районы страны. 40% хозяйств СССР оказались разоренными (10). Значительная часть нового урожая, как и в первые дни войны, досталась оккупантам. Потери продовольственных запасов и техники в зоне боев усугублялись дальнейшим сокращением рабочих рук, механизмов, горючего и запчастей в тылу. В результате производительность труда в колхозах и совхозах сократилась почти вдвое (11). Сталин в октябре в разговоре с посланником американского президента У.Уиллки заявил об ухудшении продовольственной ситуации к зиме и о необходимости скорейшей помощи со стороны союзников (12).

Второй (Вашингтонский) Протокол, подписанный задним числом 6 октября, зафиксировал не только прежние объемы запросов Советского Союза, но и значительное их увеличение за счет мяса, масла и суповых концентратов. Согласно советской заявке, импортируемое продовольствие должно было составить десятую часть основных видов продовольствия СССР. Правда, в документе оговаривалась возможность уменьшения объемов продовольственных поставок, что позднее и было сделано. В соглашении же с Великобританией, находившейся в чрезвычайной зависимости от импорта, указывалось, что она будет направлять продовольствие в Россию, лишь если для него найдется место среди перевозимых танков и самолетов (13). Значительную часть поставок Британии брала на себя Канада, подписавшая с Советским Союзом 8 сентября 1942 г. соглашение о кредите (так называемое "пшеничное соглашение") (14). К этому времени наряду с северным маршрутом поставок в полную меру заработали трансиранский и тихоокеанский. Последнему суждено было стать основным в перевозке продовольствия,- Япония, находившаяся в состоянии войны с Соединенными Штатами, допускала перевозки только "невоенных" грузов.

Новые пути открыли более широкие возможности увеличения ввозимого в СССР продовольствия. Поставки не только возросли в масштабах. Изменилась и их номенклатура. Добавились маргарин, соевая мука и крупа, сыр и специально приготовленные

питательные и легкие концентраты. Помнят бойцы Ленинградского фронта, как уходя в разведку, они получали толстые плитки горького американского шоколада, банки галет. Помнят они и вкус шоколада с говядиной, мяса индейки или курицы в шоколаде (15). А знаменитую "тушенку", без которой, по воспоминаниям Н.С.Хрущева, было бы невозможно накормить армию, или борщ в пакетах американцы стали производить специально для России по русским рецептам. Уже в первом квартале 1943 г. союзнические поставки обеспечили 17 % калорий, потребляемых Красной Армией. В дальнейшем они еще более возросли. За год действия Второго Протокола продуктовые поставки почти втрое превысили поставки предыдущего протокольного периода. К июлю 1943 г. в Советский Союз из США и Великобритании поступило дополнительно 885 тыс. т продовольствия (16). 182 тыс. т зерна было доставлено по "пшеничному соглашению" из Канады (17). В общем объеме грузов ввезенных в Россию они заняли третью часть.

1943 год стал самым тяжелым для сельского хозяйства СССР. Перешедшая в наступление Красная армия освободила огромные территории, на которых проживали миллионы людей. Их необходимо было кормить. Между тем хозяйства этих земель были совершенно разорены нацистами. Положение осложнила засуха в районах Сибири, Поволжья и Северного Кавказа. В стране разразился острый продовольственный кризис (18). В ноябре и без того скудные нормы выдачи продуктов были негласно сокращены почти на треть. Вот почему в заявке к Третьему (Лондонскому) Протоколу пищевые поставки с июля 1943-го по июль 1944 г. потеснили металлы и даже отдельные виды вооружений. Предпочтение при этом было отдано продуктам, содержащим большое количество белков и жиров. По этим видам продукции американцы предложили даже более, чем запрашивали представители Наркомвнешторга (19). И делалось это отнюдь не от избытка. В СССР было направлено 25 % всей производимой в США свинины. На американскую же армию оставалось лишь 14 %. Кроме того, Советский Союз был единственной страной среди более сорока других, получавших помощь по ленд-лизу, куда США согласились ввезти животное масло, что привело к резкому удорожанию его на американском рынке (20). Это масло предназначалось для выздоравливающих в госпиталях русских солдат. В госпитали направлялись и фруктовые соки, консервированные, сухие и свежие фрукты, овощи, орехи и многие другие, не обозначенные в заявке продукты. Высоковитаминизированные, они стали для многих солдат спасением от цинги - "бича" армии.

В целом поставки к середине 1944 г. значительно превысили даже суммарные поставки продовольствия за период действия Первого и Второго Протоколов. 1,8 млн т составил чистый вес ввезеных в СССР по Лондонскому Протоколу сельскохозяйственных товаров (21). Пропорционально продовольственным увеличивались и поставки вооружения, оборудования, материалов.

Между тем советское правительство не стремилось рекламировать откуда и каким образом поступают импортные товары в СССР. На одной из пресс-конференций американский посол в Москве У.Стэндли выразил по этому поводу озабоченность. И хотя заявление посла было принято во внимание и через неделю в центральных газетах появилась краткая информация о количестве поставок по ленд-лизу, тем не менее У.Стэндли был вскоре заменен А.Гарриманом.

Но не только умолчание размеров союзнической помощи было предметом критики Советского Союза. Представители американского и британского посольств попытались, насколько это позволяли советские власти, проследить использование ленд-лизовских грузов. Так делали Соединенные Штаты во всех странах, куда направлялись грузы по ленд-лизу. Предназначенные американским законом для нужд армий, ленд-лизовские грузы могли быть использованы для гражданских целей лишь по согласованию со страной-поставщиком. Сотрудники посольства США между тем отмечали появление импортных товаров в "закрытых" магазинах и ресторанах в Куйбышеве и пригородах зимой 1942/43 г. К маю 1943 г. американские товары появились на "черном рынке". А вскоре "тушенку" стали выдавать по установленным нормам всему гражданскому населению (22). На подобные сообщения правительство США старалось не реагировать. Чтобы лишний раз не раздражать Сталина, госдепартамент советовал консулам не придавать пока особого значения и другим, более серьезным фактам нарушения Советским Союзом взаимных соглашений, таким как распродажа ленд-лизовского продовольствия в Иране, Польше и Финляндии (23). Такого рода факты не могли не вызвать настороженность, постепенно перераставшую в недоверие, к Советскому Союзу. Впрочем, это не повлияло в значительной мере на объемы продовольственных поставок по очередному и последнему Протоколу. Помощь СССР по-прежнему являлась жизненно важной, как это было записано в преамбуле к закону о ленд-лизе, "для обеспечения обороны США" (24).

Четвертый (Оттавский) Протокол (на период с 1 июля 1944г. по 30 июня 1945 г.), как и предыдущие, был официально подписан много позже вступления его в силу - 17 апреля 1945 г. Он лишь формально закрепил запросы Советского Союза, когда они уже были в значительной степени удовлетворены. СССР в течение последнего года войны с Германией получил от союзников свыше 1,4 млн т продовольствия - несколько меньше, чем за предыдущий период по тоннажу, но значительно больше в стоимостном выражении (25). Стоимость поставок возросла в основном с увеличением завоза более дорогих мясных продуктов, семян и витаминов. Последние Советский Союз стал получать лишь по Четвертому Протоколу. Наряду с поставками по Протоколу, в СССР с 17 октября 1944 г. стали поступать в аренду материалы и продовольствие по специальной программе для Дальнего Востока (программа "Майлпоуст"). Проект соглашения на этот счет и советская заявка были переданы Сталиным А.Гарриману во время их приватной встречи в дни пребывания У.Черчилля в Москве (26). Наряду с увеличением поставок продовольствия по ленд-лизу, к этому времени значительно улучшилось снабжение армии и населения за счет укрепления собственной продовольственной базы. Валовая продукция сельского хозяйства СССР в 1944 г. достигла 54 % довоенного уровня, а заготовка зерна вдвое превысила уровень 1943 г.(27). В немалой степени тому способствовали и ленд-лизовские семена, тракторы и автомобили.

С окончанием войны с Германией союзнические поставки, в том числе и продовольственные, были неожиданно приостановлены 12 мая до решения вопроса о вступлении Советского Союза в войну с Японией. По словам нового президента Г.Трумэна, он подписал это распоряжение со слов советников, даже не потрудившись прочитать его (28). Поспешные действия президента вызвали бурю возмущения с советской стороны. И хотя через двое суток пароходы были вновь отправлены отлаженными маршрутами, в Москву срочно вынужден был вылететь Г.Гопкинс для улаживания инцидента. В ходе его бесед со Сталиным он не только получил подтверждение вступлению Советского Союза в войну на Дальнем Востоке, но и информацию о времени ее начала. Гопкинс заверил И.В.Сталина в том, что США также намерены выполнить свои обязательства по всем заявкам СССР. Правда, с этого времени большая часть грузов будет направляться в порты Дальнего Востока и по программе "Майлпоуст", заменившей программы по Протоколам (29). 28 мая, В.М.Молотов и сопровождавший его нарком внешней торговли А.И.Микоян вручили послу США А.Гарриману памятную записку с заявкой на новые поставки на период с 1 июля по 31 декабря 1945 г. Наряду с этими грузами, Соединенные Штаты должны были также в полной мере завезти все, что не было отгружено по Четвертому Протоколу и "спецпрограмме от 17 октября 1944 года."(30). Значительную часть в общем объеме грузов по-прежнему занимало продовольствие. Помимо 1,4 млн т продовольственных грузов, завезенных союзниками по Четвертому Протоколу на 12 мая, Соединенные Штаты до 2 сентября поставили в СССР дополнительно около 270 тыс. т по программе "Майлпоуст"(31). Эти продукты были ощутимой добавкой к рациону русского солдата, вступившего в августе 1945 г. на землю Маньчжурии.

Кампания на Дальнем Востоке длилась недолго. Уже в начале августа ее исход был предрешен. С капитуляцией Японии завершилась и самая кровопролитная война в истории человечества. А с ней прекращалось действие закона о ленд-лизе на Советский Союз.

Наученный опытом, Г.Трумэн еще 21 августа объявил о свертывании работ по ленд-лизу и о прекращении поставок со 2 сентября, т.е. со дня подписания капитуляции Японии. Всем странам необходимо было провести инвентаризацию ленд-лизовских грузов, поступивших после 14 августа. Во избежание инцидентов президент предоставил дополнительно время до 20 сентября,- для завоза товаров, застрявших в портах (для "прочистки трубопровода" -"to empty pipeline"). Продовольственные "крохи" ленд-лиза при "прочистке трубы" потянули еще на 10 тыс. т (32).

Однако инерция поставок по ленд-лизу была столь велика, что Советский Союз обратился к США с просьбой продолжить сотрудничество, правда, уже на основе долгосрочного кредита. 15 октября 1945 г. такое соглашение о кредите с расчетом в течение 30 лет было подписано и вошло в историю как "трубопроводное соглашение" ("pipeline agreement"). Оно действовало до середины 1947 г., пока не было остановлено начавшейся "холодной войной" (33).

Коренное изменение отношений между бывшими союзниками с началом "холодной войны" породило острые политические дискуссии по проблеме взаимных платежей в военные годы, что повлекло за собой не менее острую полемику по вопросам ленд-лиза и его роли в победе, продолжающуюся до сих пор. Эта полемика и положила начало историографии истории ленд-лиза и его продовольственной стороны в частности. Впрочем, о советско-российском вкладе в историографию этой темы можно говорить с известной долей условности. 1 марта 1944 г. "Правда" в официальном отчете по ленд-лизу сообщила, что объем продовольственных поставок союзников составил 3,5 % от общих продовольственных запасов СССР в годы войны. С тех пор эта цифра без должного анализа и даже комментариев продолжает приводиться даже в, казалось бы, самых солидных работах (34). Тщетно искать в этих изданиях абсолютные цифры поставок со ссылками на советские источники.

В отличие от российских историков исследователи на Западе весьма основательно изучили историю ленд-лиза в целом (35). Между тем проблема продовольственной помощи до сих пор не освещена и в западной литературе. Авторы в лучшем случае приводят номенклатуру продовольственных поставок. Так делают видные исследователи ленд-лиза Р.Джоунс, А.Саттен, Х. ван Туилл (36). Однако их данные, приведенные в сокращенном виде лишь в известные авторам группы, затрудняют возможность сопоставления. Даже в таком специальном исследовании, как книга У.Москоффа, посвященная продовольственной проблеме в Советском Союзе в годы войны, номенклатура поставленного продовольствия приведена в крайне сжатом виде (37).

Но большинство исследователей обычно ограничиваются упоминанием суммарных данных продовольственной помощи. Причем эти цифры значительно отличаются друг от друга, колеблясь от 3,9 до 5,5 млн т продовольствия, поставленного в СССР в годы войны (38).

В ряде работ предпринимались попытки подсчитать весовую долю, а, следовательно, и значение продовольственных поставок в "котелке" советского бойца. В день, по подсчетам этих авторов, получалось около 300 г (39). Но эта методика большинством историков совершенно справедливо признается ошибочной. Как можно сопоставлять продовольственную помощь союзников, пишет Р.Мантинг, валом, по весу, если то, что поступало в СССР в целях экономии тоннажа было максимально концентрировано, обезвожено, высушено с потерей объема и веса приблизительно в семь раз? (40). Тем более что это были самые калорийные и высоковитаминизированные продукты. Как можно проводить подсчеты, задается вопросом Д.Миллар, сравнивая эту помощь на сумму в 1,7 млрд. долл. в валюте, если курсы рубля и доллара в те годы были реально несопоставимы? Да и стоимость продовольствия в Америке была относительно много дешевле, чем в СССР (41).

Остается одно: скрупулезно подсчитать количество протеинов, жиров, углеводов и других ценных веществ, содержащихся в поставленном продовольствии. Однако эта работа необычайно сложна, да и вряд ли результаты исследования на ее основе будут востребованы.

Впрочем, есть еще одна методика: подсчет энергоемкости продуктов и ее сравнение с нормами военного времени. Именно по этой методике проводилось распределение продовольствия в СССР в военные годы. И хотя эти расчеты таят много погрешностей, их результаты более точно отражают роль продовольственного ленд-лиза в победе союзников (см. табл. 1,2)

Из приведенных в таблицах данных следует, что всего США, Великобританией и Канадой отгружено в СССР с 22 июня 1941 г. по 20 сентября 1945 г. 4 915 818 нетто-тонн продовольствия, суммарная калорийность которого составила около 67 502 474,4 млн. ккал. Если считать средним рационом для бойца действующей армии 4 000 килокалорий в сутки (42), то несложно посчитать число дней, в течение которых союзники могли обеспечить продовольственное снабжение Красной Армии. Продовольствия, поставленного в СССР по ленд-лизу, хватило бы для того чтобы кормить армию в 10 млн. человек в течение 1 688 суток т.е. в течение всей войны. А если принять во внимание калорийность продовольствия, поставленного отдельными фирмами и общественными организациями, ввезенного в СССР питьевого спирта, то можно утверждать, что завезенного союзниками продовольствия по его калорийности хватило бы не только на полное содержание Красной Армии в течение всей войны, но и на весомую добавку к рациону части гражданского населения.

Известно, что в годы минувшей войны Советский Союз только от голода потерял миллионы своих граждан. А сколько миллионов он потерял бы еще не будь продовольственного ленд-лиза? Союзническая помощь в этом отношении не подлежит никакому исчислению - она неоценима.

Примечания

1. Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1947. С.42.

2. Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза,1941-1945 гг. Т.1. Киев, 1975. С.273.

3. Moskoff W.S.The Food Supply in the USSR During World War Two. N.Y.- Sydney, 1990. P.42.

4. Ленд-лиз (англ. Lend-lease: от lend - давать взаймы и lease - сдавать в аренду) - это система передачи США взаймы или в аренду вооружения, боеприпасов, сырья, продовольствия и других материальных ресурсов странам, участвовавшим в войне против гитлеровской Германии. Закон о ленд-лизе был принят в США 11 марта 1941 г.

5. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т.1. С.126; Архив внешней политики России (далее - АВПР),ф.06, оп.4, д.105, л.25-26.

6. Государственный архив Российской Федерации, ф.482, оп.47, д.2314, л.3 об.

7. Северяне - Победе: Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны. Архангельск, 1980. С.108.

8. Stettinius E.R. Lend-Lease: Weapon for Victory.N. Y.

1944.P.228. Всего по Первому Протоколу в СССР было завезено 33 т семян. РГАЭ, ф.413, оп.9, д.438, л.14.

9. АВПР, ф.06, оп.4, д.105, л.25-26; РГАЭ, ф.413, оп.9, д.438, л.21.

10. Чадаев Я.Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) Изд. 2, перераб. и доп. М.: Мысль,

1985. С.317

11. Moskoff W.S. Op.cit. P.93.

12. Jones R.H. The Roads to Russia: United States Lend-Lease to the Soviet Union. University of Oklahoma Press, 1969. P.219.

13. Soviet Supply Protocols. Washington, 1947. P.30, 34.

14. АВПР, ф.06, оп.6, д.177, л.16.

15. Архангельск.1991. 6 сентября.

16. РГАЭ, ф.413, оп.9, д.438, л.1, 15.

17. АВПР, ф.06, оп.6, д.177, л.9.

18. Чадаев Я.Е. Указ.соч. С.324-325.

19. Soviet Supply Protocols...P.75.

20. Halton M.S. Discredancies in the Lend-Lease Programm// Southern Quarterly. 1966. N 4.P.447,454; Jones R.H. Op.cit. P.285.

21. РГАЭ, ф.413,оп.9, д.438, л.1,15,21; АВПР, ф.06,оп.6,д.177, л.26-29.

22. Munting R. Lend-lease and Soviet War Effort //Journal of

Contemporary History. Vol.19 (1984). Р.502.

23. Ibid.Р.504. Летом 1945 г. факты передачи ленд-лизовских материалов в третьи страны были оглашены в печати, что стало поводом для обширной переписки госдепартамента США и НКИД СССР. (см., напр., АВПР, ф. Реферантура по США, оп.29, д. 172, л.27.)

24. Stettinius E.R. Op.cit. P.335.

25. РГАЭ, ф.413, оп.9, д.438, л.15.

26. АВПР, ф.0129,оп.29,д.172,л.20; Jones R.H. Op.cit. P.180. Об этих переговорах пишет и У.Черчилль в своих воспоминаниях. (См.: Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. Т.6.М., 1991. С.457.)

27. Чадаев Я.Е. Указ.соч. С.328.

28. Truman H.S. Years of Decisions. Vol.I. N.Y.1955. P.227-228.

29. Jones R.H. Op.cit. Р.185-186, 275.

30. АВПР, ф.0129, оп.29, д.172, л.20.

31. Jones R.H. Op.cit.P.275.

32. Ibid. P.276.

33. АВПР, ф.0129,оп.29,д.172,л.33-49; Herring G.C.,Jr. Aid to Russia, 1941-1946. Strategy, Diplomacy, the Origins of the Cold War. N.Y.; L., 1973.P.280. В счет этого кредита СССР отобрал товаров на 240,2 млн долл. Фактически было получено - на 221 млн долл.(Финогенов В.П., Наборов В.Б. США //Внешняя торговля СССР с капиталистическими странами. М., 1957. С.206.)

34. Правда. 1944. 1 марта; Чернявский У.Г.Война и продовольствие: Снабжение городского населения в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. М., 1964. С.20; История социалистической экономики. В 7 т.Т.5: Советская экономика накануне и в период Великой Отечественной войны, 1939-1945.М., 1978.С.424; История Второй мировой войны 1939-1945 гг. М.,1980. Т.11. С.344.

35. Подробнее историографию истории ленд-лиза см.: Поздеева Л.В. Ленд-лиз для СССР: дискуссия продолжается //Вторая мировая война: актуальные проблемы.М., 1995.С.324-339; Супрун М.Н. Союзные морские конвои на севере России: проблемы историографии //Вестник архивиста.1993.N 3(15) С.52-57.

36. Jones R.H. Op.cit.Р.284; Sutton A.C.National Suicide: Military Aid to the Soviet Union. N.-Y.1973. P.85; Tuyll H.van. Op.cit. P.158.

37. По данным Дж.Дина, на каждого советского солдата приходилось до половины фунта (около 230 г) продовольствия в день По расчетам У.Москоффа, каждый советский солдат получал только из США 10 унций продуктов в сутки (Dean J.R. The Strange Alliance: The Story of Our Efforts at Wartime Co-operation with Russia. N.Y.,1947. P.94; Moskoff W.S. Op.cit. P.122.).

38. Moskoff W.S. Op.cit. P.121.

39. Бывший глава американской военной миссии в 1943-1945 гг. генерал Д.Дин считает, что в СССР в годы войны было поставлено 4 478 116 т продовольствия (Dean J.R. Strange Alliance... P.223-240). По мнению весьма авторитетного исследователя истории ленд-лиза Р.Х.Джоунса,- 3 918 млн. т (Jones R.H. Op. cit. P.272), а У.Москоффа, специально исследовавшего продовольственную проблему в СССР в годы войны,- 4 468 582 000 коротких тонн (Moskoff W.S. Op.cit. P.120-122). А.Ситон приводит цифру 5,5 млн.т продовольствия (Seaton A. The Russo-German War, 1941-1945. N.Y., 1972. P.588). В сравнительно недавно опубликованной монографии по истории ленд-лизовских поставок в Россию Хуберта ван Туилла утверждается, что США поставили в СССР за годы Второй мировой войны 4 284 217 коротких тонн продовольствия (Tuyll H.van Feeding the Bear: American Aid to the Soviet Union, 1941-1945. N.Y.; L.,1989. P.158.)

40. Munting R. Lend-Lease and the Soviet War Effort//Journal of Contemporary History.Vol.19.1984.P.503. См. также Jones R.H. Op.cit. P.219.

41. Millar J.R. Financing the Soviet Effort in World War Two.//Soviet Studies. A Quarterly Journal on the USSR and Eastern Europe. Vol. XXXII. 1980. P.116.

42. В сентябре 1941 г. Государственный Комитет Обороны установил следующие рационы: для подразделений действующей армии и флота - 3450 ккал на человека в день, для авиационных частей - 4712, для раненых и больных в госпиталях - 3242 ккал в день (Тыл в Великой Отечественной войне. М.,1971. С.191). И хотя в реальности потребление было ниже официального рациона, в качестве средней цифры для расчетов нами принята норма в 4000 ккал на человека в день.